Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Шведский туннель

На EuSEC2010 были предусмотрены технические экскурсии, и я побывал на шведском долгострое -- северном участке их Стокгольмской кольцевой автодороги, которая будет проходить в туннеле. Два ряда в одну сторону, два ряда в другую сторону. Значительная часть пути -- крепкий шведский сплошной камень, но пропитанный водой (ибо 16 тыс. лет назад по нему прошелся ледник и слегка его потрескал, а наверху -- море и озеро), а еще есть участок пути, который проходит в пропитанной водой мелкой гальке (также оставшейся от прохождения ледника). Про лавирование между уже имеющимися линиями метро, мостами, фундаментами и прочей подземной (а в точках входа и надземной) недвижимостью и говорить не приходится, его хватает.

Каждые четыре года меняются планы строительства, ибо это ритм выборов в Швеции. Управляющий горными разработками сказал, что если бы не разные политические препятствия строительству, то его бы закончили где-то в 1997 году. Я спросил: можно ли ожидать, что технология через десять лет даст вдвое более короткое время стройки? Ответ был: "Нет, ибо всё что даст новая технология, отнимет новое регулирование. [Тут же вспомнилось компьютерное: “What Andy giveth, Bill taketh away"] Мы уже согласно регулированию не работаем ночью и по выходным дням, да и технически за последние десять лет нормативы строительства ужесточились во много раз". По его словам, этот четырехлетний политический цикл-цирк со сменой планов и непрерывно возрастающее техническое регулирование -- главные проблемы, ибо все остальное понятно и технически решаемо. Еще одна похожая проблема -- это стыковка с аналогичными работами на соседнем участке транспортного кольца, но поскольку соседи уже не в столице, а в "области" -- там разные правительства, разные бюджеты, разные проекты и вряд ли этот кольцевой долгострой завершится в ближайшее десятилетие.

Интересно, что для него строительное регулирование EU возникает "ниоткуда" -- он сам считает, что такое регулирование явно излишне, но спорить на эти темы не с кем: новое регулирование валится с неба, и его нужно просто выполнять, что и занимает основное время всех менеджеров.

Контракторов только крупных -- десяток, на каждый кусочек пути свой, плюс на разные используемые технологии тоже наняты крупные фирмы.

Попробовали 3D-проектирование еще пять лет назад, не получилось. Бросили: контракторы не смогли договориться об обмене информацией. Обмениваются документами, в речи мелькает AutoCAD. Методы проектного управления? Ответ: timetables, а как они получаются -- на это есть специально заточенные люди. Слухи, что в новом проекте уже вовсю идет 3D-проектирование, и совсем другая дисциплина, и все поэтому получается. Ибо там уже новый современный проект, а не их старый. Ага, "старый проект" за 11.1млрд. евро, по плану его закончат в 2015 году.

Внутри все ярко освещено лампами дневного света, блестящие чистые лесенки, навороченные леса то тут то там, очень немного работников. Дорого, медленно, роскошно: это видно невооруженным глазом. Правительство потребовало сохранить пару-тройку деревьев, их сохранили: цена вопроса всего несколько десятков миллионов евро. Шведская семья, шведская стенка, шведская спичка -- теперь я знаю про шведский туннель.

Все время меня не покидало ощущение, что подобные работы должны быть в разы дешевле и быстрее, независимо от типа грунта. Человечество лихо оперирует уже отдельными атомами и поставило эти операции на поток. Но до сих пор человечество не научилось эффективно работать с землёй: это получается долго, дорого, неэффективно, небезопасно. И самое интересное, что компьютеры почему-то не слишком эти процессы меняют. Размер таки имеет значение. Я вот думаю, в каком месте этого компьютерно-земляного технологического стека (кстати: я говорю о технологическом стеке по аналогии со стеком протоколов -- слои технологий, каждая из которых реализована на материале другой технологии) наблюдается сбой? С одной стороны, у нас есть нанометровые проектные нормы, хитрые языки (тут неважно, Factor, Scala, Haskell или Eralng -- никого не обидел?) и жуткие мощности "облачных вычислений" -- а с другой стороны прохладные даже летом недра, в которых копошатся какие-то немаленькие машины и люди. И копошатся задорого и очень медленно -- и никакие компьютеры этого не меняют (хотя машины становятся больше, а графики работы точнее). В каком месте тут разрыв (gap)?

Когда я был молодой, меня мало интересовали большие вещи. Большой вещью я считал 1млн. строк кода и равнялся на тех людей, которые были к таким цифрам близки. Теперь, с возрастом, моя жизнь поменялась: когда я вижу 1млн. строк кода, меня интересует -- почему так много?! Но главное, я начал интересоваться всякими большими стройками. Можно, конечно, считать нормальным уход человечества в виртуальность и сидеть всем в "Матрице", но все-таки есть вещество -- и его много. Программа Фейнмана ("там внизу до чертиков много места") уже полным ходом выполняется. А где аналогичная программа "там вверху мы тоже что-то можем"?

sagarasousuke в этом туннеле -- фото без вспышки, там везде яркий свет:
Василий Зезин в Северном туннеле Стокгольма, 27 мая 2010

Трудно поверить, но все эти лесенки и конструкции блестят, как надраенные юнгами на флоте:
Туннель в Стокгольме -- бетонное усиление для некаменного фрагмента. Тут этого немного, всего 15 метров пути -- остальное на этом участке каме

А это я среди системных инженеров разных стран. Огромные резиновые сапоги не видны, но там и туфли бы вполне сошли -- тамошний камень вовсе не глина, особой грязи нигде нет:
Я и другие системные инженеры в строящемся северном стокгольмском туннеле, 27 мая 2010 --  EuSEC2010 Technical Tour.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 50 comments