Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Category:

Выбор терминологии (словаря, языка, кода, нотации)

Требования к терминологии (по материалу книги "Шепот на ветру" Джона Гриндера и Кармен Бостик Сент-Клер -- часть III, глава 1, "Кодирование паттерна", а также глава 3, "изложение паттернирования", пункт 5):
А). Возможно много видов описаний (соответствующих разным терминологиям, словарям, языкам, кодам, нотациям) для одних и тех же концептов: 101101011010010000, 186000миль/сек, "скорость света" -- представление одного и того же концепта в трех разных терминологиях (словарях, языках, кодах, нотациях).

Б) Отсутствие ассоциаций с нежелательными теориями (например, термин "якорение" вместо термина "кондиционирование"). В НЛП Гриндером и Бэндлером также было принято решение максимально отказаться от терминологии предыдущих исследователей, чтобы открыть новые перспективы для создания терминологии (словаря, языка, кода, нотации).
"Прозрачность" (какие-то ассоциации с используемой моделью, метафорой) для пользователей. Пример повышения прозрачности в НЛП: замена неудачного термина "четверка", заимствованными из теории автоматов словами "первый доступ", означающими набор ощущений во всех модальностях восприятия, но до их языковой обработки. Соответственно, "прямой доступ" -- это информация об объекте, получаемая в терминах входного потока (фотоны, звуковые волны и т.д.), человек не имеет "прямого доступа", только "первый доступ". "Второй доступ" -- это после подключения языка, именования паттернов, наблюдаемых первым доступом.

В) Идеальный словарь (нотация, код, терминология) должен быть набором сенсорно обсусловленных (т.е. основанным на ощущениях) описаний. Поскольку такой словарь создать невозможно, то описания рекомендуется переносить с уровня, следующего за "первым доступом" (т.е. слов) на что-то, приближающееся к (но не достигающее) "первого доступа" -- так называемое "относительно сенсорно-обсусловленное описание". Это делается, например, путем создания библиотеки видеофильмов, которые будут опорными для понимания -- описания будут зрительными+слуховыми, сопровождаемыми словесными надписями. Тем самым существенно вырастает сенсорная обусловленность описаний, представляемых не только текстов, но и в форме видеофильма. Другим способом может быть представление примеров, которые дадут хотя бы некоторую привязку словесных описаний к сенсорно-обусловленным описаниям первого доступа. Также должен быть баланс между требованием стабилизировать терминологию (часто в бизнесе) и требованием множественности описаний (часто в исследовательских сообществах).

Г) Если намерение кодировщика выражено ясно, то можно существенно сузить множество представлений -- но необходимо опять-таки выдерживать баланс между научной минималистичностью и изяществом изложения и педагогическим заданием обширного контекста для обеспечения понимания ("формальность против педагогичности"). Научная минималистичность похвальна, но модель бесполезна, если ее нельзя усвоить из-за того, что в ней не представлено достаточное количество контекста.

Д) Желательны формальные представления, которые помогут выявить неоднозначности, противоречия и неточности в выбранной терминологии (словаре, языке, коде, нотации).


В противоположность такому подходу "терминов-новоделов" предлагается традиционный "антикварно-нагрузочный" подход, где берутся наиболее близкие "бытовые" понятия-обобщения и нагружаются специальным (специализирующим) значением. Так, "наука" оказывается специализированной через фальсифицирование, "свобода" через понятие собственности, "процесс" вдруг оказывается связан с ISO 9000 или ISO TR 24774, "проект" вдруг канонизируется как "то, что определно в PMI PMBoK", "точка зрения" view вдруг в ISO 42010 становится набором models и т.д.. Совершенно сознательно половина примеров даны "из науки", а половина -- из стандартизации. По факту в стандартизации выбран именно "антикварно-нагрузочный" подход: стандартизаторы обычно выбирают самые бытовые слова и фиксируют для них "местные" определения, следуя "научной традиции" фиксации закрепившихся в какой-то узкой предметной области терминов. А происходят новые термины в этой узкой предметной области из бытового разговора, и слова сначала берутся как эээ... метафоры... аналогии... родовые термины для изучаемых специальных явлений... а потом быстро-быстро застывают в новых специализированных значениях, что и фиксируют потом стандарты.

Как мы будем выбирать слова для русскоязычных терминов, соответствующих терминам из англоязычных стандартов? Тут есть три варианта:
а) транслитерация -- verification переводить как "верификация", validation как "валидация". Терять "прозначность" до нуля, всех учить новым значениям терминов.
б) честный перевод -- verification переводить "проверка", validation как "приемка" (тут же залезая в "приемку-сдачу", например, из DEMO -- accept-state, а также получая полную пригоршню вредных ассоциаций от "военной приемки" и прочих определений из несовместимых древних российских стандартов).

По факту, в Глоссарии текста "Подход системой инженерии к управлению жизненным циклом" (http://ailev.livejournal.com/638740.html) был принят модифицированный вариант "честного перевода", отражающий "антикварно-нагрузочный" подход во всей его красе: чаще всего в качестве русскоязычного термина бралось "бытовое" слово и подразумевалась его специализация в рамках обсуждаемой предметной области.

Дальше вопрос, как далеко можно зайти по этой общепринятой "антикварно-нагрузочной" дорожке и насколько требование "прозрачности" и педагогичности важнее требования отсечки лишних ассоциаций, надежно обеспечиваемой путем "терминов-новоделов". Так, Гриндер аккуратно пишет "история рассудит" про выбор в НЛП "терминов-новоделов", ибо никакого взрывного расцвета кодирования, которого они ожидали, вводя новые термины, до сих пор не произошло -- а непонимание терминологии, вероятно (это, правда, трудно проверить) в целом не меньшее, чем при "антикварно-нагрузочном" способе.

Очередное слово, от которого я хотел бы избавиться -- это слово "онтология", которое означает в выбранном нами способе говорения "сущность" (с точностью до разницы между самой онтологией и онтологическим описанием, эквивалентной разнице между архитектурой и архитектурным описанием, поэтому реже придется говорить о "сущности", чаще о "сущностном описании" -- понятно теперь, почему "архитектурное описание", "принципиальное описание" и "онтологическое описание"="сущностное описание легко спутать без специальных различений?). Весь вопрос в том, далеко ли мы можем пойти по этой дорожке и не станет ли это переводное "упрощающее" лекарство причиной болезни тотального непонимания и ухода в сектантство. Хотя сектантами называют и приверженцев "терминов-новоделов" и адептов "антикварно-нагрузочного" вариантов.

Знает ли кто, где эти проблемы люди специально изучали?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments