Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Богадинский и журналисты

Еще в блогосфере обсуждают Кондопогу-2 (события в Богадинском -- http://sholademi.livejournal.com/349315.html).

Яндекс.новости показывают, что на сегодня об этом из СМИ написали только Каспаров.ру, Полит.ру, Кавказский узел и Росбалт (UPDATE: пока я писал, Яндекс.новости прочухались и вместо сюжета из 6 событий дали уже сюжет из 33 событий -- http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www%2Esvobodanews%2Eru%2FNews%2F268225%2Ehtml).

Основная же информация идет по форумам и блогам, да еще почерпывается в сильно искаженном виде из листков типа "Авангард красной молодежи". Кроме собственно информации, конечно, из этого листка можно узнать и предложения по решению проблемы (http://www.akm1917.org/vzgl/vz23-31.htm):
Выходцы с Кавказа уже давно держат в поселке верхушку мелкого бизнеса: они являются владельцами большинства магазинов и кафе в поселках. Также в поселках много нелегальных иммигрантов. Сейчас жители поселка во всем винят именно "приезжих". При этом они не понимают, что во многом в возникновении данного конфликта виновата власть, допускающая классовое неравенство. Здесь не важна национальность владельца кафе и магазина, потому что все это должно принадлежать государству. И никто не виноват, что у кавказцев торговать получается лучше, а наш строй приветствует пока только спекулянтов. Вспомните, разве в советском союзе было подобные конфликты? Мы гордились тем, что мы многонациональная страна. И сейчас только смена строя может не допустить гражданской войны!
А ведь ситуация в Богадинском не менее мутная, чем в Кондопоге (кстати, есть позиция Свободного Кабинета по ситуации в Кондопоге: http://community.livejournal.com/sk_ru/17126.html).

Я вот не знаю, как относиться к рекламе в СМИ бандитских разборок с этнической подоплекой. С одной стороны, в Каспаров.ру сожалеют, что СМИ замалчивает подобные случаи. И абсолютно понятно, что таких случаев -- пруд пруди. Каждый день. С другой стороны, освещение подобных случаев является прежде всего их рекламой, задает образец поведения: публикация в газете служит в данном случае отнюдь не средством привлечь кого-то к ответственности, а средством рекламы для нормы поведения. Подобная "непозитивная" роль прессы описана в Гладвелловской книжке The Tipping Point на примере смакования прессой самоубийств celebrities: после каждой волны публикаций о каком-нибудь самоубийстве знаменитости шла статистически значимая волна самоубийств и автомобильных происшествий (которые тоже в некоторой части своей являются самоубийствами или их попытками). Есть ли какая позитивная роль прессы в подобных случаях? Неизвестно.

Аналогичный паттерн участия прессы в чеченской войне был отмечен mayusik: в Ростове-на-Дону производили мероприятия по разбору полетов действий журналистов по освещению чеченской кампании, и с ужасом убеждались, что традиционный журналистский паттерн поиска самых страшных фактов войны и художественная их подача самой широкой публике приводила только к ожесточению сторон, дальнейшей эскалации военных действий, все меньшей вероятности поворота к миру. Вместо пропаганды мира пресса неожиданно для себя вела пропаганду войны -- благими намерениями журналистов оказывалась вымощена дорога в ад.

Одной из самых больших ошибок в моей практике было широкое освещение в Либертариуме истории о том, как ФСБ чужими руками (а именно -- руками налоговой, связьнадзора, крупных партнеров и т.д.) два года успешно душил волгоградского интернет-провайдера, сопротивлявшемуся незаконной установке средств СОРМ (http://www.libertarium.ru/libertarium/sorm_bsc). Этому смелому провайдеру публикация все равно не помогла -- его постоянные победы были пирровыми, но зато это был хороший и разрекламированный урок для всех остальных интернет-провайдеров страны и местных отделений ФСБ. Паттерн координации ФСБ действий разных государевых служб против интернет-провайдеров был распропагандирован с моей же помощью, после чего повторен во всей стране. Сопротивляющихся больше не было: местное ФСБ радостно говорило, что все будет ровно по широко известному "типовому сценарию", а местные провайдеры предпочитали согласиться на что угодно, только не терять бизнес.

Есть раскрытие информации как предоставление доступа всем желающим ее иметь. А есть пропаганда, в которой кто-то выбирает "самое вопиющее" и чуть ли не насильно спамит эту информацию, предлагает обществу "разобраться", часто подчеркнуто нейтрально, "у нас только факты". Общество и разбирается: кто-то берет это "самое вопиющее" как образец для подражания, а кто-то начинает бороться с первыми. Весь вопрос в том, думает ли журналист при публикации своей очередной душераздирательной истории о том, каких людей по итогам его публикации станет больше?!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments