Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Category:

Методологическое

Столкнулся с действительно сложной сверхмеждисциплинарной проблемой: сферой администрирования, где нужно как-то увязать политику, право, управление, информационные технологии, стандартизацию, а дополнительно понять, как инженерное искусственное может быть оестествлено в общественной жизни. Тут-то и приходится обращаться к философии в полный рост. Деятельностный подход: пока тебе не приспичит для работы, никакое чтение не идет впрок. А сейчас читаю заумнейшие философские тексты, и сразу понимаю, что беспокоило их авторов, и как приспособить эту заумь к моей проблеме.
* * *
Говорил с Майей -- оказывается, она тоже все чаще и чаще обращается к текстам Г.П.Щедровицкого и все больше и больше понимает их содержание. Дозрели.

Ее больше интересует тождественность "рефлексии" и "осознания". Мы оба заметили, что непрерывное вопрошание к себе классических методологов "кто я?" и "что я сейчас делаю?" практически идентичны дзенскому коану в той его форме, которая описывается Уилбером. И результаты этого должны быть похожи: фактически, Просветление (по линии постижения Пустоты). Но Щедровицкий непрерывно уравновешивал эту Пустоту рациональностью, формулированием. В текстах Г.П. очень много буквальных свидетельств его работы в особых состояниях сознания, более близких к описываемым в восточных практиках Просветления.
* * *
Неоднократно замечал за собой, что количество тире в моих текстах сильно превышает среднюю их норму. Но фразы с тире у меня упорно сопротивляются их переписыванию. Вот, наконец, встретил объяснение, которое очень похоже на мой случай (http://www.circle.ru/biblio/dis/gryaznova/yugr_022.doc): "Почему я так часто ставлю тире, когда привычнее было бы встретить здесь какой-нибудь глагол? ... Все эти, казалось бы безразличные глаголы-связки (в каждом языке их свой специфический набор, связанный с местным Психо-Космо-Логосом) источают незамечаемые нами априорные обертоны смыслов, которые в итоге делают музыку иную, чем тебе слышится в мысли и понимании, и психейный подспуд может задавить высветляющееся усилие сознательного разума. Поэтому тире, на правах языково-математического знака чистой связи (тождества, вытекания, причинно-следственно),тут чище передает мысль, без засоряющих помех" (Г.Д.Гачев).
* * *
Немного продвинулся по моделированию ДлинныхТекстов. Вот ключевые заметки:
1. Убедительный текст предпочтителен не дексриптивный, а перформативный (подробнее на странице http://www.circle.ru/biblio/ текст диссертации Ю.Грязновой "Перформативные тексты в методологии науки", 1998).
2. Для междисциплинарных текстов необходимо описание деятельности. Поэтому художественные тексты с конфликтом предметных точек зрения, разведенных по персонажам тут много более подходящи.
3. Правильно описывать Путь (траекторию), развертку в каком-либо (пусть даже метафорическом) пространстве-времени.
* * *
Окончательно понял, почему "определение -- это гробик для умершей мысли". Определения могут быть дадены только в пределах (научного) предмета. В междисциплинарных болотах любое предметное рассуждение не выживает в своем предметном империализме, следовательно отдать важный концепт на откуп одному предмету путем выдачи определения -- это загубить концепт для любых последующих рассуждений его неправильной разовой (путем выдачи определения) эксплуатацией. Много же лет мне потребовалось, чтобы дойти до этого понимания :(
* * *
Нашего полку анархистов много в самых разных областях знаний. Так, работа Фейерабенда "Против методологического принуждения" в английском оригинале выглядит так: ”Against Method. Outline of an anarchistic theory of knowledge”. А посвящение -- "Имре Лакатосу -- другу и соратнику анархисту" (http://www.circle.ru/biblio/dis/gryaznova/yugr_023.doc).

"Эпистемологический анархизм претендует не на статус теории, а на статус мифа: теоретически всеобъемлющей и эмоционально привлекательной точки зрения". Или вот: "это не миф “ещё-невыделенности” [человека из природы], а миф “уже-выделенности” и её преодоления. В этом смысле сегодня мы имеем дело с мифом, осознающим себя как миф, т.е. осознающим свои границы. Так современная мифологизация одновременно является демифологизацией по Р.Барту: мифологией без присущей ей тотальности и нерефлектируемости". И вот: "Тексты литературы ХХ века, на первый взгляд, очень близки к мифологическим текстам - по слиянию слова и вещи. Но если в мифологических текстах это не различается в принципе, то в перформативных текстах - это нарочитое, специально сделанное слияние, которому при этом задается определенная локализация в тексте, и вместе с этим сосуществует рефлексивное место, в котором слово и вещь максимально разводятся; слияние в рамках различения". И вот: "Фейерабенд демонстрирует позицию анархиста в двух разных планах. Во-первых, в плане теории науки, выступая против метода и факта - основных положений теории науки. А во-вторых, с точки зрения принятых норм коммуникации. Парадигматику научного сообщества, как конституирующую целое, единство научного сообщества, определяют как единство концептуального и методологического аппарата, так и единство коммуникативных норм. И нарушение этих норм даже более заметно и острее воспринимается, чем появление новых теорий при сохранении норм ведения коммуникации. Наличие разных теоретических точек зрения в рамках единого коммуникативного пространства представляется нормальным для существования научного сообщества (единство сообщества при этом сохраняется за счёт общих норм ведения коммуникации в ситуации теоретических разногласий). Изменение же вдобавок к теоретическим коммуникативных норм разрывает границы научного сообщества и требует от него для продолжения коммуникации и сохранения сообщества более высокого уровня рефлексии, чем тот, который требуется в рамках простого теоретического противостояния. Фейерабенд же в силу перформативности своего текста последовательно проводит позицию эпистемологического анархиста, нарушая не только концептуальную и методологическую парадигматику, но и парадигматику коммуникации: его текст не теоретичен, не имеет фундаментального фактологического подтверждения, полемичен и эмоционален. И то бурное отношение, которая вызвала к себе работа Фейерабенда при её выходе в свет, во многом было порождено выходом Фейерабенда за границы принятых коммуникативных норм. Одновременно это означает, что Фейерабенд добился поставленных целей: текст совершил необходимое коммуникативное действие".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments