Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Category:

Ассорти мыслей о модели государства -- 5 сентября

Ассорти из обрывков (отнюдь не всех) мыслей по итогам внутрифирменной сессии по модели государства 5 сентября 2005г. -- просто, чтобы не потерялось. Предыдущее ассорти было http://www.livejournal.com/users/ailev/336403.html.

Границы системы для поиска TOC-ограничений (большинство из которых лежат в области нелогичной policy): [[[государство]страна]развитые страны].
* * *
Модель текущего российского государства: чиновники никак не связаны с народом. 80% бенефитов от нефтебизнеса чиновники берут себе, а 20% дают народу в обмен на лояльность. Поэтому власть и народ связаны единственным отношением купли-продажи лояльности, и купля-продажа эта идет только за нефтяные деньги в отличие от других стран (например, США), где купля-продажа народной лояльности идет за вполне ограниченные деньги тех же граждан. Поэтому американское государство построено на принципе "ваши деньги на вас работают", а наше государство -- "государство вам платит".
* * *
Операционная деятельность нашего государства а) развалена (впрочем, она и не была никогда хороша), и б) гипертрофирована. По объему она пытается быть такой же, как в США, а по развалу -- чуть лучше, чем в Грузии. Поэтому времени граждан она занимает во много раз больше, нежели в США и Грузии. Беда в том, что это происходит по инициативе самих чиновников: они хотят контролировать больше, чем операционно могут.

Представляется, что налаживание операционной работы позволит облегчить жизнь гражданам: их перестанут мучить при том же объеме контроля (будет, как в США: тебя в аэропорту просветят со всех сторон и пробьют по всем базам данных так, что ты этого даже не почувствуешь -- объем контроля будет значительным. В Грузии за такое же как в США время с тобой практически ничего не сделают. В России пытаются выполнить такой же объем контроля, как в США, вымучивая гражданина много дольше времени, налаживание работы позволит резко сократить ущерб, наносимый длительностью и обременительностью процедур).

Остается непонятным, не воспользуются ли в России высвобождающимися при организации операционной работы государства ресурсами для усиления контроля так, что опять переберут возможности делать это необременительно для граждан: а) в понимании чиновников это их качественность работы (в одном из кейсов операционистка сказала несчастному гражданину, жалующемуся на медленность работы и огромное количество затребованных от него справок: "по закону от на требуется обрабатывать всего три формы, а мы работаем аж с пятнадцатью! Мы и так делаем невозможное, а вы еще недовольны!") и б) поскольку в России деньги чиновники берут не от граждан, а от нефти, то нет сдержки по перебору бремени регулирования (если бремя регулирования велико, то граждане будут зарабатывать меньше денег, и государство неожиданно может получить меньше денег -- симбионт превратится в паразита и ослабит хозяина так, что жрать паразиту станет меньше).
* * *
Базовое разделение "цели-средства" в условиях государства можно рассматривать и как "средства разработки и контроля над целями". Отсюда гипотеза: через реформы в операционной деятельности государства (средства) можно существенно влиять на цели. То есть влияя на операционные процедуры государства можно влиять на различные policy государства в желаемую сторону.

Тут вспоминается метафора "просветленного вора" (один восточный мудрец сказал, что вор вполне может просветлиться, не прекращая заниматься своим ремеслом. Вор согласился заниматься медитациями, но по мере своего продвижения на этом новом поприще стал воровать все меньше и меньше, пока совсем не прекратил).
* * *
Прежде чем говорить о каких бы то ни было подвижках в организации государства, нужно иметь достаточное количество культурных (которым интеллектуально, морально и т.д. доступны лучшие достижения мировой культуры) людей вокруг. К счастью, для этого сейчас ничего не нужно делать, потому как кроме открытых госграниц появился еще и интернет.

Для определения желаемых policy государства (чтобы понимать, в какую сторону сдвигать эти policy) необходимо делать политическую партию. Я лично делать политическую партию не буду, обойдемся вместо нее добротным think tank.

Кстати, повторю ссылку на презентацию Голдратта по стратегии распространения TOC (я писал о ней 28 августа 2005):
Куда идет TOC: http://www.vancouver.wsu.edu/fac/holt/em534/Goldratt/Goldratt.ppt -- презентация Голдрата "Использование стратегии и тактики, чтобы сделать TOC мейнстримом". Июнь 2002г. Весьма интересно для институциональных реформ: обсуждается "институализация смены парадигм, в том числе нескольких смен парадигм". Предлагается создать три компании, которые займутся тем, чем вряд ли кто еще займется, а остальное отдать рынку. Строится дерево "стратегия-тактика" (об этом дереве -- http://www.vancouver.wsu.edu/fac/holt/em534/Goldratt/Strategic-Tactic.html, 2002г.).
* * *
В государстве тем самым мы поделили все на выработку целей-policy для общества, бизнеса и самого государства (public policy, содействие установления той или иной каталлаксии, "организация рынка") и операционную деятельность по достижению этих policy (public management). Ниша операционных практик государства сейчас практически не занята -- кроме ширящегося движения new pulic management, бездумно прихватывающих практики "сервисного государства-фирмы". Отсюда и текущий набор "показателей успешности достижения целей": performance, regulatory burden (в лучшем случае -- с подразделением на burden а) собственно policy и б) операционного управления, использованного для достижения policy), а также empowerment как способа получения популистской обратной связи в контур прямого регулирования).

Главный вопрос: можно ли предложить такие операционные практики государства, чтобы они двигали policy в желаемом нами направлении независимо от хотелок public policy (накладывая операционные ограничения на возможные policy)? Желаемое направление временно-условно (для целей текущего рассмотрения, чтобы не вдаваться в партийные дискуссии по программе-минимум не планирующейся партии) было определено как "минимизация варварства, произвола и бездумья в установлении государственных policy".

Были предложены следующие операционные практики, реализация которых имела бы положительную связь с результирующей моделью государства:
  • прозрачность, включающую раскрытие информации государства и налаженный учет. За счет прозрачности можно рассчитывать, что наиболее циничные policy или наиболее дурацкие мероприятия по их реализации будут как минимум отслежены, а при достаточной культуре населения и чиновников -- и удавлены.

  • систематическое устранение возможных конфликтов интересов в оргструктурах (это сильно пересекается с темой мультиагентских отношений, и не устраняет встроенного в саму идею государства конфликта интересов, но об этом подробнее в следующем ассорти мыслей). Как минимум, устранение явного организационного конфликта интересов приводит хоть к какому-то уменьшению agency problem.

  • перевод государства на "стандарты качества 9000" -- "пиши, что делаешь, делай, что пишешь". Все policy (понимаемые как цели) и операционные процедуры должны быть записаны в явном виде. Используется тот факт, что при записи становятся очевидными многие логические ошибки, имеющиеся недоговоренности и неясности -- именно этот принцип лежит в основе многих технологий (тот же Голдратт использует Thinking Process Tools именно для этого -- при письменной фиксации интуиции качество ее многократно растет).

  • Переход на принцип информированного принятия решений (смеси авторитаризма с обязательством "советоваться"). Термин "монархизм" тут не был принят, ибо имеет ненужные ассоциации с наследуемостью. Этот принцип подразумевает отсутствие коллегиальных и голосовательных механизмов принятия решений, снимающих персональную ответственность.

  • Если уж центрального планирования не избежать, то ресурсное планирование и контроль исполнения должны быть лучшими. Должны применяться самые современные технологии планирования и контроля исполнения -- в том числе для этих технологий при их корректном применении обычно будут показаны их прямые ограничения. Можно, конечно, говорить, что встроенная в государство неэффективность планирования защищает от государства, если оно не заедет куда-то не туда, но практика разбазаривания ресурсов является не лучшим способом борьбы с неправильным выбором целей при планировании и выполнении, более того, эта практика является худшим способом -- поощряет общую расхлябанность и безответственность. Это очень спорный пункт: при развитии технологий планирования-контроля исполнения возникает кажимость достижимости социалистического идеала. Но если де-факто в обществе остался кусок центрального планирования, то разбазаривание богатства граждан под предлогом "чем хуже, тем лучше" является не лучшим способом борьбы с центральным планированием как таковым. Представляется разумным использовать преимущества новых методов планирования в той части, где они заставляют тщательно задаваться целями планирования, применимостью планирования как такового, разумно оценивать горизонты планирования, учитывать непредсказуемость людей и т.д.

  • все неработающие на практике нормы должны корректироваться и/или устраняться. Если позволять оставаться таким нормам, то возникает ощущение вседозволенности в области policy (по аналогии с "теорией разбитых окон" http://www.cityofseattle.net/police/prevention/Tips/broken_window.htm).
* * *
Информационные технологии являются неотъемлемой частью операционного менеджмента (или операционной части самоорганизации, если уж уходить от менеджерской метафоры к лидерской). Именно внедрение информационных технологий и связанных с ними современных методов операционного управления заставляет выполнять принцип 9000 к операциям (т.е. эксплицировать явно цели той или иной policy и правила проведения операций). Поэтому занятие информационными технологиями вкупе с операционным управлением (а не просто информационными технологиями) позволяет задавать вопросы -- и важно, что требовать четкого и логичного ответа на них! -- по практически каждой цели государства, практически по каждому акту деятельности государства, по каждому аспекту устройства государства. Поэтому PME (public administration engineer) может иметь доступ практически в любую деятельность государства и вносить туда хоть какое-то упорядочение (в частности, упорядочение может сводиться к прикрытию той или иной деятельности государства, как таковой. Или уменьшению бремени регулирования для граждан. Или предотвращению бездумного расходования ресурсов).
* * *
PME должен знать две public policy: а) "общее фортепиано", т.е. общие цели и задачи, стоящие перед государством. Вот тут и может проявляться партийная точка зрения и б) процедурные policy, как организовывать операционное управление (управление портфелем разнородных и разномастных государственных проектов, осуществляемое на базе общих ресурсов).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments