Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Выступление на конференции АДЭ: мы разрушим этот Карфаген, но не сейчас

Официально (аж при поддержке пресс-службы Комитета по промышленной политики СФ) выступал сегодня на конференции АДЭ. В программу, естественно, не вставили (невзирая на официальные просьбы за подписью Председателя на бланках Комитета), да и слово "просто из зала" дали насилу (мило объясняя в кулуарах, что "есть особые обстоятельства" -- ибо в президиуме в этот момент сидел пяток не один год или даже десяток лет знакомых человек, у которых и возникли "особые обстоятельства", впрочем мне эти "особые обстоятельства" пресс-служба объяснила еще до приезда ;)) Возможно, завтра в новостях по НТВ покажут кусочек моих комментариев по ситуации -- интервью взяли, хотя и честно признались, что редакторы мои слова могут повырезать (у них на НТВ с Мининформсвязи тоже "особые обстоятельства" -- а я не мог не сказать пару теплых ласковых про закон "О связи", о котором не слышал ни от кого положительных отзывов, кроме как от его авторов :)).

Вот тезисы моего устного выступления:

1. Кавалерийской атаки на законодательство не получится. Нужна систематическая содержательная работа по выработке концепций, тщательная аргументация и т.д. -- при нынешней политической ситуации как раз есть время этой работой заниматься. Когда политическая ситуация поменяется, то законодательство нужно будет менять в огромных масштабах, а это трудно делать без заделов. Заделы подразумевают не только готовые тексты, но и людей, которые способны думать по-новому, и даже некоторые институты, в рамках которых налажено профессиональное общение этих людей. В качестве одной из точек такой "инфраструктуры законодательного будущего" приводился Экспертный совет Комитета по промышленной политике Совета Федерации (что правда, как ни удивительно).

2. Интернетчиков в частности и телекоммуникационщиков вообще интересуют а) реформа связи (четыре реформы связи: конкурентный рынок, безопасность, дележка спектра, почта) и б) информационное регулирование (цензура, копирайт, персональные данные, патенты, юридическая значимость электронной формы и т.д.). Поправками к одному-двум законам тут не отделаешься, нужно честно работать над проблемами в целом, поэтому -- см. пункт первый.


Государственное регулирование интернета, как и всей телекоммуникационной отрасли, уникально тем, что в нем одновременно с регулированием вполне традиционных вопросов собственности на физические (вещественные) объекты и ресурсы, и традиционных для экономистов связанных с этим «дерегулированием» и «приватизацией», мы имеем регулирование невещественных объектов: информации и использующихся для беспроводного интернета радиочастот. Промышленная политика в этой отрасли услуг (а телекоммуникации и связь по основным параметрам –- число занятых, объемы продаж и т.д. – вполне сравнимы с электроэнергетикой) вынужденно отличается от промышленной политики, скажем, в мебельной или автомобильной промышленности.

Кроме того, наряду с другими инфраструктурными отраслями (транспортом, электроэнергетикой) отрасль связи в целом и интернет в частности тесно связаны с политикой и вопросами государственной безопасности. С точки зрения государства в интернете возникают совершенно особенные риски, следовательно, требуется совершенно особенное регулирование. Еще один важный аспект: ни одна отрасль за последние годы не породила такое количество революционных технических инноваций, как интернет. Как следствие, ни в одной другой отрасли сегодня законодательное регулирование не устаревает так быстро и не сталкивается с таким количеством технических проблем. Рынок постоянно находит новые способы обойти законодательные запреты. Законодатели просто не успевают за меняющимися условиями. Раздаются голоса о том, что необходимо запрещать сами технологии, грозящие разрушить сложившийся порядок вещей (наиболее известными примерами, пожалуй, являются p2p-сети, разрушающие концепцию копирайта и традиционных издательских индустрий или технологии передачи голосовой информации через интернет, существенно удешевлявшие международные телефонные переговоры, угрожающие операторам традиционной международной связи и, что особенно важно для государства, традиционной технологии финансирования социальных расходов через предоставление государством монопольных прав на телефонию с обязательствами по перекрестному субсидированию).

Очевидно, что луддиты от государства, объявляющие законодательно технологические запреты, предлагают нам путь в никуда и что принципиальное решение вопроса о реформе регулирования новых информационно-коммуникационных технологий уже назрело. Кроме того, долгие годы монополии на связь и почту в нашей стране породили уникальные организационно-имущественные комплексы вроде Ростелекома или Федеральной Службы Связи, реформа которых, безусловно, потребуется и будет представлять собой совершенно отдельную область с точки зрения исследований и практики.

Несколько условно, реформу телекоммуникаций можно разделить на четыре различных, но связанных между собою законодательных реформы:

1. Создание конкурентного рынка в отрасли (вместо рынка административного). Решение основных экономических проблем регулирования отрасли: применения естественно-монопольного регулирования, сохранение специфического отраслевого регулятора, избыточные административные барьеры для входа в отрасль, назначения «технологий-победителей». Интернет должен развиваться в условиях конкуренции провайдеров каналов связи, а не в условиях поддерживаемой по разным причинам монополии некоторых провайдеров на эти каналы. Подробнее см. http://www.prompolit.ru/154760

2. Реформу распределения частотного спектра. Беспроводной интернет – это самый перспективный вид коммуникаций. Как для него, так и для ряда других видов телекоммуникаций реформа спектра является одной из ключевых частей дерегулирования, нуждающейся в отдельном рассмотрении в связи с физическими особенностями спектра, отличающими его от традиционных проводных «линий связи». При этом речь идет не только о смене нынешней административной дележки на рыночные аукционы по отдельные диапазоны, но и о рассмотрении альтернативной концепции «открытого спектра», не предусматривающего вообще никакого регулирования, но опирающейся на принципиально иные новейшие технологии использования спектра. Нынешняя нарезка спектра на узенькие полосочки существенно тормозит технологии радиопередачи.

3. Реформу Федеральной Службы Связи (почты). Почтовая связь является «промежуточной» отраслью, сочетающей в себе особенности отрасли связи (передача информации) и транспорта (организация перемещения материальных объектов), однако регулируется отраслевым законом и отраслевым регулятором связистов. Этот гипермонополист не только торгует марками и конкурирует с банками в вопросах денежных переводов, но и разворачивает проекты типа «Киберпочта». Непонятно, почему интернет-провайдеры и интернет-кафе должны иметь таких привилегированных конкурентов.

4. Реформу правопринуждения в целях общественной нравственности и безопасности. Естественно-монопольное регулирование и лицензирование во многом объясняются неэкономическими причинами, заставляющие считать некоторые отрасли слишком важными, чтобы регулироваться по стандартным правилам. В связи с этим политической предпосылкой экономической реформы является реформа обеспечения требований общественной нравственности и безопасности, которая позволила бы удовлетворить обоснованные требования российских граждан в этой сфере. Сейчас же регуляторы связи наполовину являются просто «информационной полицией», служа техническим отделом силовых министерств – и значительная часть лицензионных требований к провайдерам как раз предусматривает то, что они бесплатно и недобровольно становятся агентами силовых структур.

Эти четыре законодательных реформы должны привести к тому, что государство перестанет чинить препятствия для развития интернета в нашей стране. Нынешнее же положение дел приводит к тому, что провайдеры ведут с государством борьбу за собственное существование, причем крупные провайдеры при этом сращиваются с государством и используют это положение дел для уменьшения уровня конкуренции на рынке. Причины при этом могут называться и совсем не экономические: конкуренцию можно уменьшать и под предлогом борьбы с терроризмом (выдавая интернет, например, за средство связи террористов и умалчивая роль интернета как инфраструктуры для антитеррористической работы). Без конкуренции мы не имеем дешевого и повсеместного интернета. Но мы вполне можем его иметь. Для этого не нужно откладывать перечисленные реформы для будущих поколений. Нужно не замалчивать имеющиеся проблемы регулирования, а решать их.

«Не пишите законы, пишите код» -- говорили шифропанки, подразумевая то, что новая технология обойдет любые старые законы. Можно лишь добавить, что и законы тоже нужно писать: чтобы не закрывать саму возможность писать код без страха наказания.


Неформальный комментарий по нашим планам (отвечаю стразу всем, у меня целый день об этом спрашивают):

1. До Нового Года постараемся закончить цикл по четырем реформам связи (надеюсь, что первая версия текста по безопасности будет выложена через неделю).

2. Информационное регулирование как целое будем трогать только в 2005 году, и только после разработки каких-то "пилотных" частных аспектов (так, методология политического подхода к проблемам информационного регулирования отрабатывается на Концепции персональной информации -- см. http://www.prompolit.ru/infopol).

3. Одной из ключевых инфраструктурных разработок я считаю концепцию "электронного государства", выстраиваемую по линии "разрешить вести учет юридических/административных статусов в компьютере, ежели обеспечивается нотаризация и журналирование всех операций" --> "вести учет административной деятельности государства в компьютерной форме -- Концепция ЭАР" --> "использовать инфраструктуру журналирования и нотаризации для организации доступа общественности к информации государства". Кроме того, эта же разработка позволит юристам и айтишникам сделать шаг по направлению друг ко другу и в области гражданского права/систем электронной торговли.

Отвечу также на вопрос про отсутствие новых текстов моего авторства: у меня огромное количество времени уходит на оргработу (банальные разговоры с людьми -- лично и по телефону. Вместо клацанья по клавишам). Поэтому уже пару месяцев самые длинные тексты, которые я пишу -- это постинги в ЖЖ. Левенчукча теперь не писатель, а не пойми кто.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments