?

Log in

No account? Create an account
Лабораторный журнал -- Day [entries|friends|calendar]
Anatoly Levenchuk

[ website | Лабораторный журнал ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Заметки с семинара по риторике [05 Oct 2019|05:58pm]
Мы провели в этот четверг 3 октября 2019 методологический семинар ШСМ, где обсуждали риторику с Георгием Хазагеровым и Вадимом Новиковым (видео -- https://yadi.sk/i/tf4TNmO1qnY8kg), и на этом семинаре были подняты очень интересные и важные вопросы. Вот несколько моих заметок по ходу обсуждения.

1. Практичная теория, а не практические лайфхаки
ШСМ не делает "чисто практические, чисто прикладные, вы не беспокойтесь" курсы. Мы даём фундаментальное образование, для нас главное -- это предобучение. А прикладная подстройка на узкую предметную область (подробней про этот подход предобучения и подстройки в https://ailev.livejournal.com/1485511.html) может быть получена и не у нас. Прикладных "практичных, никакой теории" курсов -- тьма, их реклама звучит изо всех утюгов, но мы сосредоточены не на этом. Мы создаём уникальные курсы, которые учат не дюжине лайфхаков, а дают целостное мировоззрение. Конечно, это мировоззрение практично, мы тренируем привязку глубокой state-of-the-art теории к рабочим проектам и личной жизни. Но мы даём фундаментальное знание, на базе которого потом можно долго развиваться, а не разрознённые "приёмчики". Все частные практики которые мы рассматриваем, у нас тут только примеры, и их статус примеров ясен с самого начала. Курсы потом позволяют ориентироваться в море этих практик, они дают те "полочки в мозгу", где эти практики потом можно расставлять.

И вот эта передача теории у нас идёт прямо и непосредственно, а не замаскированно и исподволь. Мы не стесняемся тому, что у нас кроме практики есть и теория, мы этим гордимся.

Поэтому курс риторики у нас должен предъявлять не просто разрозненный набор эвристик/лайфхаков, а давать state-of-the-art теорию -- и эта теория должна быть минимальной, потому как в соседних курсах наверняка уже тем или иным языком сказано многое из того, что было в древней теории риторике.

А прикладные курсы риторических приёмов из серии "никакой теории, у нас вы сразу будете практиковать" -- это не к нам, это на разные спецкурсы, их тьма. После нашего курса прохождение этих прикладных курсов будет осознанным и осмысленным.

2. Риторику как дисциплину нужно обновить: выбрать живой вариант
Риторика как набор практик жизненного цикла убеждающей речи имеет сейчас практики, приходящие из самых разных сфер человеческого знания. Скажем, самые разные гипотезы по поводу лингвистики сегодня подтверждаются или опровергаются в сфере NLU (natural language understanding). Вот оттуда, а не из учебников лингвистики прошлого века нужно брать идеи для курса. И эти идеи нужно излагать не архаичным языком, долго объясняя историю появления этих терминов и оправдывая их существование, а языком современным. Нужен state-of-the-art в практиках, и современная терминология может излагать этот state-of-the-art, сократить дорогу от теории к жизни. Старыми словами ведь неудобно будет рассказывать убеждающие речи по использованию практик самой риторики.

Если сегодня более понятно говорить о превращении схемы в текст как о рендеринге (именно так говорится в моей книжке "Визуальное мышление"), то вполне можно так и говорить -- вместо специфичного для древней риторике слова "элокуция". Помним, что когда уже была "элокуция", не было ни слова "схема", ни слова "рендеринг" в их современных значениях. Мы всё равно преподаём онтологику, и в рамках онтологики обсуждаем, как из текста отмоделировать схему, и как схему отрендерить в текст.

Риторика добавляет, что текст может быть не любой, а убеждающий. Но для этого не нужно называть соответствующую практику убеждающего рендеринга "элокуцией", это добавляет заумности и историчности, но уменьшает cognitive load в восприятии предмета. В системном мышлении мы заменили "стейкхолдера" на "проектную роль", и стало сразу легче и понятней, число ошибок уменьшилось. Вот то же самое нужно делать и с терминологией риторики. Язык живёт, и не нужно транслировать нормы двухтысячелетней давности -- степень архаичности дисциплины нужно уменьшать всеми силами, включая использование современной терминологии.

Если мы считаем, что сейчас вот нас окружает варварство, а наша столетней давности дисциплина -- это цивилизация, то с огромной вероятностью мы заблуждаемся. У нас, скорее всего, абсолютно дикарская (столетней давности потому что) дисциплина. Теория флогистона, а хоть и в риторике. А якобы варвары могут оказаться вполне себе современными людьми: просто они используют совершенно другие средства и другую терминологию для своих вполне работающих теорий. Поэтому любую "панхронистичность" предмета усомневаем и постоянно отслеживаем state-of-the-art. Системное мышление как "мышление о сложном" вполне себе меняется во времени, и каждый десяток или даже пяток лет в нём появляются существенные изменения. Их нужно учитывать!

В части системного мышления я когда-то сделал ровно такой же ход: системное мышление как-то развивалось в рамках очень разнородного системного движения -- системный подход отрабатывался в биологии, в социологии, в инженерии, в науках о сложности, кибернетике, были десятки школ системного подхода с самыми разными его вариантами. Я выбрал и оформил как дисциплину "Системное мышление 2019" тот системный подход, который доказал свою успешность и современность в практических работах системных инженеров (а не академических учёных, которые занимались многочисленными другими версиями). И взял его не из академической литературы, а из международных стандартов, куда эти положения системного подхода попали после коллективных обсуждений инженеров и поддерживающих их менеджеров. Вот что-то подобное нужно сделать и с риторикой: взять за основу живую ветвь, даже если там уже не используется имя "риторика".

3. (Кибер)риторика: цифровая трансформация риторики и риторический машинный интеллект.
В той же риторике убеждающая речь вполне может изучаться в каком-нибудь колл-центре, где чат-боты через A|B-testing исследуют какие-нибудь гипотезы о стратегии диалога, извлечённые из сотен тысяч записей предыдущих диалогов. Корпусная риторика, которая ни разу не будет так называться -- но зато будет использоваться сотнями тысяч людей, работающих с этими чат-ботами. Вы будете с этим ботами общаться больше, чем с живыми людьми (с библиотеками и книжными магазинами ведь вы уже общаетесь через Гугль, а не через разговоры с библиотекарями и продавцами в магазинах). A|B-тестирование -- это ж эксперименты, риторика резко становится экспериментальной. Научный подход, риторика как научная дисциплина и практика риторики называется по научной (а не эвристической) дисциплине.

Вообще, это хороший ход на проверку state-of-the-art: вопрос о том, как и что мы можем автоматизировать в практике. И вопрос о том, каковы были результаты последних исследований, которые позволяют лучше предсказывать успех артефактов, полученных с использованием дисциплины. Нет, не "доказательная риторика". Но и не чистое воспроизведение древних классификационных схем, древних систем понятий: обновление риторического знания должно быть понятно.

Никакие ссылки на то, что гуманитарное знание развивается не так, как физическое или химическое тут не помогут. Люди из deep learning показали, что понятие "художественного стиля" вполне себе может быть ухвачено в виде коннективистской модели, стили можно переносить, их можно изучать, с ними можно оперировать. Эксперименты со стилизациями текстов ведут лингвисты, математики, программисты, и добиваются неплохих результатов. Риторы тут могут отставать. Вот нужно дать базовое знание того, что там происходит со стилями -- знание, которое поможет и в собственной речи, и в собственных текстах, и в работе с компьютерными речами (уже ж давно компьютеры говорят голосами народных артистов, уже год как!) и текстами (сочинения школьные компьютеры уже пишут, хотя и с переменным успехом. Но подождём ещё год-другой, тут всё быстро).

"Цифровая трансформация риторики" -- так сказали бы сегодня чиновники, это текущий хайп. Риторический машинный интеллект -- так бы сказали промышленники. Неважно, какие тут использовать слова. Важно, что общаются уже не только люди между собой, но люди и компьютеры между собой. И в подготовке, донесении и сопровождении убеждающей речи участвуют отнюдь не только люди. Курс риторики это должен учитывать, он не должен быть курсом древней бескомпьютерной риторики.

У нас уже 19% 21 века, поэтому художник должен рисовать с компьютером (то есть в надцать раз быстрее, чем средневековый художник и в надцать раз круче). Ритор должен тоже убеждать с компьютером, в надцать раз быстрее и надцать раз круче, чем средневековый ритор. А его аудитория должна или убеждаться, или наоборот, не убеждаться (несмотря на весь напор и натиск) тоже в разы и разы круче и быстрей -- и тоже использовать при этом компьютер. Например, как средство управления вниманием. Или хотя бы для того, чтобы погуглить незнакомые слова. Или послушать речь до половины, позавтракать, а потом послушать вторую половину -- если речь записана. Или попросить компьютер с выражением прочесть речь, если она дана как текст. Или попросить компьютер написать речь (это сегодня тоже возможно). Да, "обычное выступление" и все лайфхаки для него сегодня остаются в силе, но мы должны учитывать современную ситуацию. Лайфхак по тренировке речи с камешками во рту сегодня должен быть заменён, например, использованием PowerPoint Presenter trainer (https://news.microsoft.com/europe/2019/06/18/say-hello-to-presenter-coach-powerpoints-new-ai-powered-tool-which-will-help-you-nail-your-next-presentation/), который даже предупредит вас о словах-паразитах и будет показывать ваш прогресс в их устранении.

4. Неисторичность в преподавании риторики
Не нужно строить образование риторики на историческом подходе, начинать с древних ораторов. Я знаю, что это наиболее спорный в среде гуманитариев тезис: преподавать ли историю предмета как основу преподавания предмета, или преподавать сразу state-of-the-art. Поэтому я его заостряю, как могу: опора на историю тут просто нарративный, дидактический (а не сущностный!) ход, но современный instructional design подсказывает и другие ходы. Физике не учат, как истории физики, и это благо. Там, где учат не предмету, а истории предмета, показывают содержание предмета через призму многовекового движения мысли, учат плохо -- ибо долго и непродуктивно. Учить нужно сразу state-of-the-art, а интересующихся историей отправлять читать исторические материалы факультативно. Конечно, в культуре будут обрывки древних и современных теорий и поддерживающих их древних и современных практик. Но эмбриону знания в голове человека не нужно последовательно проходить стадии рыбы, амфибии, зверушки с хвостом и т.д.. Нужно начинать сразу с современного состояния и современных ошибок. Конечно, нужно показывать, что современно и работает хорошо, а что устарело, и работает похуже (и почему похуже). Но для начала нужно научить state-of-the-art, а потом потихоньку рассказывать, как оно плохо было раньше, а не много рассказывать, как оно было раньше, а потом тратить день-два на рассказ современного состояния дисциплины, перебивая уже выученное.

Гуманитарщикам из своего предмета сделать историю предмета -- раз плюнуть, и в эту ловушку они попадают на раз-два. История философии вместо философии, обучение рассуждать об истории философии вместо философствования -- вот это ужас. "Что я вычитал у корифея" это самый ужасный жанр, ибо вместо "что я сделал, опираясь на корифеев, и что я добавил или исправил у корифея, что помогло мне сделать какой-то проект успешней" -- вот это нужно. Художники должны рисовать, а риторы должны убеждать. Среди них должны быть любители истории, но нескольких человек достаточно. Историки риторики, историки художественного творчества -- их много не нужно.

Поэтому учить нужно state-of-the-art риторических практик, а не рассказывать о долгом многовековом пути истории. Этот исторический рассказ -- в факультатив. В обучении физики не должно быть подробного рассказа о теории флогистона и сдачи экзамена на тему, какими аргументами учёные были убеждены отказаться от этой теории. Это на факультатив.

5. Суть убедительности: работа с разными теориями концептов при движении по спектру формальности мышления
У меня всё больше зреет гипотеза, что без разбирательства с разными теориями концептов мы не справимся с проблемой убеждающей речи. Убеждение идёт двумя путями: логика, основанная на медленном (по Канеману) формальном мышлении на базе theory theory. И прямая интуитивная уверенность, которая базируется на быстром (по Канеману) неформальном мышлении -- и вот тут оказывается, что это "непосредственное восприятие" базируется, например, на теории прототипов, если речь идёт о словах. Метафоры, вот это всё. Риторика, конечно, изучает тропы. И поэтому изучение того, как избавляться от ошибок мышления, связанных с тропами и наоборот, понимать механизмы интуиции, опирающиеся на тропы -- это важно. И это как-то оказывается связано с риторикой.

Вот я в 2012 году поднимал тему метафоры, метонимии, блендинга и концептуальной интеграции в связи с теорией категорий — https://ailev.livejournal.com/1015195.html (в теории категорий это всё "морфизмы": метафора это мэппинг из одного domain в другой domain, метонимия это мэппинг внутри того же domain, и т.д.). В риторике ровно эти темы (но без связи с теорией категорий, конечно) оказываются в эпицентре обсуждения.

Мы на комментируемом семинаре по риторике обсуждали с Георгием Хазагеровым его идею, что метонимия через приятную глазу визуализацию съест метафору (сопротивляющуюся непосредственной визуализации) на завтрак, и будет Великое Опрощение. Культура опасносте, все такоэ. Вот у него текст на эту тему: https://cyberleninka.ru/article/v/my-ne-pervye-v-istorii-chelovechestva-lyudi-leyblov-i-sloganov

Он на немного другом языке (у риторики и лингвистики там свои заморочки и терминология) ставил уже поднимавшийся у меня в текстах (например, "дискуссия о типах и SysMoLan продолжается" раздел "Теория прототипов, трансформеры и успех языков программирования", https://ailev.livejournal.com/1489546.html) вопрос о важности для людей удобства для первичного восприятия в языках программирования:
justy_tylor заметил, что помимо упоминавшихся BORO, ISO 15926, Gellish, HQDM, IEC 81346, а также моей книжки "Системное мышление", для понимания как создавать ключевые eDSL нужно почитать:
1. Три тома материалов HOPL. https://en.wikipedia.org/wiki/History_of_Programming_Languages
2. Пару книг Лакоффа по когнитивной лингвистике: George Lakoff and Mark Johnson "Metaphors We Live By", George Lakoff "Women, Fire, and Dangerous Things: What Categories Reveal About the Mind".

Лакофф затем, что популярно описывает явления вроде "базового уровня восприятия".

Я нашёл это замечание очень интересным. Типы и FOL из theory theory поддерживают медленное мышление по Канеману, а прототипы (Лакофф! Первичное восприятие!) — быстрое. Если говорить об успехе в рамках теории percieved cognitive load, то эту нагрузку, получается, нужно считать не в типах/классах из theory theory, а в прототипах (https://plato.stanford.edu/entries/concepts/ -- про теории понятий, в том числе theory theory и prototypes, хотя там есть и другие). То есть в спектре мышления по мере движения по этому спектру в пространстве смыслов формализация не просто relax в рамках theory theory по мере движения влево, но и меняется её способ, и всякие "интуиции" по поводу тех же типов/классов (и отнесения к типам/классам) формулируются как прототипы для типов/классов. Это, конечно, гипотеза, но покрутить её было бы весьма любопытно. Если (как предложила @pionmedvedeva в какой-то момент) у нас таки спектр формальности, т.е. в середине там гибриды медленного и быстрого мышления, то по факту у нас где-то в середине будут и гибриды theory theory и теории прототипов.

Сам заход на то, что нужно для создания удобного eDSL поразбираться с мышлением, мне кажется важным. Понятно, что и IEC81346, и понятия из учебника системного мышления — они все из theory theory. И предлагаемые для них варианты концептуализации (предлагаемые foundational ontology) тоже из theory theory. Что про эти навороты будут думать люди, которые не прошли десятилетнего математико-логического тренинга (а, например, прошли пятилетний подобный тренинг) — это в дискуссии только разок мелькало, когда про когнитивную нагрузку говорили и в том числе теорию piercieved cognitive load как барьер к массовому распространению.


В формализмах из теории концептов по факту сейчас рулит theory theory, но вот непосредственное восприятие людей (риторика, "убедительная речь") зависит и от метафор (Лакофф, теория прототипов), и от метонимии (вроде как можно объяснять в рамках theory theory, но хитрым способом: пробивается shortcut через связи и отношения). И Хазагеров говорит, что времена поменялись, и не Лакоффа нужно изучать с теорией прототипов, чтобы рулить восприятием, а вот эту самую метонимию, ибо Лакофф остался в эпохе до смайликов. Метафора не уменьшает сложность, ибо отображает два мира друг в друга. А метонимия не добавляет сложности, она отображает мир на себя, только криво. Визуализация всё съест.

Идея justy_tylor была в том, что к языкам представления знаний всё это относится в той же мере, что и к естественным языкам. Мощь выражения формализма (прямота выражения theory theory, например, разные изводы FOL и HOL) — да, это в языке принципиально важно! Это язык формализации! Но удобство в непосредственном восприятии у языка представления знаний тоже должно быть, и ключ к популярность тут, а не в формализационной части языка. Хазагеров говорит, что по этому критерию языки 80-х прошлого века и языки 20-х этого века, чтобы быть популярными, должны опираться на разные механизмы рендеринга (в риторике представление схемы в тексте речи называется элокуцией, я тут следую терминологии книжки "Визуальное мышление". Когда компьютерное схемное представление графики показывается в виде пиксельной графики с трассировкой лучей и прочей красивостью, "убедительно" и "с украшениями", это называют рендерингом). Языки 80-х тут должны быть метафоричны, чтобы иметь успех, а языки 20-х годов этого века метонимичны (тут ещё нужно подумать, что бы это могло означать. Какая теория понятий этому соответствует? Но это хоть какая-то дебютная идея в таких размышлениях). Впрочем, Георгий тут же заявляет, что это гуманитарная катастрофа, шаг на опрощение, ход от цивилизации к варварству. Пока же понятно, что чисто формальные системы трудно доносить другим людям без этих ходов по понятизации/рендерингу/элокуции (см. мой текст "Модифицированная понятизация: онтологический перевод" https://ailev.livejournal.com/631742.html, и там внутри ссылку на собственно текст по опирающийся на поиск хорошей метафоры метод "понятизации", как метод сделать какой-то новояз (неизбежный при исследованиях и разработках) понятным и убеждающим, http://www.libertarium.ru/libertarium/l_libsb3_3-5).

Вот эту мысль про разные теории концептов, связанные с движением по спектру мышления и лежащие в основе языков (естественный язык поддерживает их все, формальные языки имеют тут предпочтения в выражении тех или иных теорий концептов) нужно думать, и думать крепко.

UPDATE: обсуждение в фейсбуке -- https://www.facebook.com/ailevenchuk/posts/10216402121179659
3 comments|post comment

navigation
[ viewing | October 5th, 2019 ]
[ go | previous day|next day ]