November 29th, 2010

2021 год

Об утечки информации и государство

Позвонили мне сейчас из какой-то (неважно) газеты, расспрашивали, как помочь государству защититься от утечек конфиденциальной информации, которые -- очевидно! -- остановить уже невозможно, и которые ставят под угрозу само существование государства со спецслужбами, ибо спецслужбы уже не в состоянии защитить государство против полчищ добровольцев, которые не имеют к этому государству должного уважения. Боязнь корреспондента: поскольку нет одного крана с утечками, который могли бы закрутить спецслужбы, попадаем в ситуацию 1917 года, когда может случиться большой карабум с захватом власти народом -- а от этого ничего хорошего корреспондент не ждет, поэтому он ставит вопрос "как помочь государству от этой утечковой Аль-Каэды?".

Мой ответ: Аль-Каэда тут рядом не валялась, отрицательные коннотации для раскрытия информации госорганов -- дело рук (языка) самих журналистов. Утечки, в отличие от Аль-Каэды, не стреляют. Весь переполох оттого, что концепция раскрытия информации начала отрабатываться информационно-силовым (со стороны граждан -- маленькая победоносная гражданская война, "служащие" госорганов, включая служащих спецслужб, вдруг массово начинают становиться "гражданами") методом. Государство, конечно, от этой технологической гонки развалится рано или поздно (гонка-то уже переместилась в область "социальных сетей", а не "скоростей процессора") -- причем, скорее, рано, чем поздно. Вместо омнипотентного Белого Дома в каждой стране будет множество разных "кратий" -- одни по образовательным вопросам, другие по силовым (в ассортименте: сил-то тоже много), третьи по промышленным и т.д. И речь идет не о России, как в 1917 году, а обо всём мире. Дикий Запад (а кое-где и Дикий Восток), вторая серия.

Мне кажется, что из этого выход только цивилизационный: высокоразвитое общество как-то будет выживать и защищаться, а низкоразвитым варварам будет сильно похуже. Читали Lord of Flies? Представьте, что на необитаемый остров с достаточным количеством ресурсов высадили 1000 случайно выбранных взрослых англичан и предоставили их самим себе. На другой остров -- 1000 россиян, на третий -- 1000 сомалийцев. Потом сделайте паузу годика на три (можете во время этой паузы позаниматься "либертарианской теорией", обсуждая, могут ли сферические люди люди в вакууме жить без сферического государства в вакууме), и вернитесь проинспектировать эти острова. О, ужас! Почему-то "либертарианская теория" про сферических людей-без-государства в вакууме срабатывает на этих островах крайне по-разному!

Единственный способ, которым я бы уходил от негативных последствий развала государства -- это цивилизация (ага, "привнесение цивильности туда, где ее не было", ср. мелиорация, автоматизация и т.д.), знаниевые технологии и дисциплина. Тут и этика подтянется, недоступная нецивилизованным племенам.

Несколько лет назад я бросил заниматься копирайтом, ибо скорость изменения технологий выше, чем скорость законодателей по законопачиванию всех дырок с утечками закопирайченной информации. Двести лет назад копирайта еще не было, а через двадцать лет копирайта как значимого явления уже не будет. Это не первый раз, когда я "бросил заниматься" -- еще раньше я бросал заниматься технологиями шифрования (когда я бросал, технологии шифрования приравнивались к оружию! Но в момент появления первых интернет-браузеров и почтовых клиентов, где эти технологии были встроенными, я понял, что песенка спецслужб в этой сфере спета).

Сейчас я бросил заниматься государством и государственным устройством, поддерживаемым спецслужбами. Я не историк, чтобы мониторить этот развал -- он и без меня произойдет, да и особого конструктива я от этого развала не жду. Через некоторое время, ежели какие-то граждане захотят объединиться в КГБ, то они объединятся сами, без всенепременного подчинения Президенту и регистрирования юридического лица. А другие граждане объединятся, чтобы не допустить чрезмерного влияния первых -- ежели эти первые их вдруг начнут сильно доставать. Меры же, к которым будут прибегать обе группы объединившихся, сильно зависят от цивилизованности объединяемых.

Я считаю, что цивилизованность существенно зависит от наличия доступных образцов. Например, ежели кто-то рядом рассуждает об онтологиях, это один уровень цивилизованности. Ежели не рассуждает -- другой. Удивительно, но Россия тут опять посредине между Англией и Сомали. То же -- с проектированием небоскрёбов. То же -- в области развития контактной импровизации. То же -- с лингвистическими исследованиями. То же -- с диссертациями по этике. И так -- по множеству других параметров, главным из которых является, конечно, уважение к чужой собственности и примат ненасилия.

Вот я лучше займусь подъемом цивилизационной планки, чем буду защищать спецслужбы от объединяющегося против них цивилизованного народа. Мне кажется, что люди из wikileaks просто enforce для госдеятелей общие для всех законы, которым в детстве учит мама: нужно говорить правду, и поступать так, чтобы было не стыдно перед другими людьми. Большие дяди выросли, и начали врать в ассортименте. Ну, их и будут учить, как в детстве мама учила. Раскрытие информации для госорганов очень полезно. А дальше -- какие госорганы, такую информацию и раскроют. И никакие спецслужбы, понятно, этому противостоять не смогут. "Электронная Россия" (США, Англия и далее везде) будет реализована не теми, кто пишет законы, а теми, кто пишет код.

Поэтому мой ответ на сегодняшнюю политическую ситуацию асимметричный: я изо всех сил занимаюсь знаниевыми технологиями и их распространением среди окружающих меня людей. Ибо без хорошей логической подготовки и умения хоть как-то моделировать ("считать на пару шагов вперед") идеи по уважению к чужой собственности и ненасилию воспринимаются варварскими мозгами удивительно плохо. Это и есть моё участие в политической деятельности. Времени мало, нужно работать изо всех сил.
2021 год

Выразительность против скорострельности в языках программирования

Слайд из одной презентации CYC 2006 года (http://www.opencyc.org/doc2/foundation/slides/CF-intro.ppt):



CYC transcends the traditional tradeoff that other languages must make between efficiency and expressiveness. It’s use of two cooperating languages allows it to be almost as expressive as English while operating as efficiently as a C++ program.