August 17th, 2008

2019

Процессный подход, процессное мышление, онтология процессов

Каюсь, у меня в голове исключительно вещный подход -- свободно рассуждать о процессах, которые суть факты (отношения) и связанных с ними ролях я пока не в состоянии, путаюсь на каждом шагу.

С ролями (роль -- это подтип аспекта индивидуальной вещи, другой подтип -- характеристика) в отношениях беда, роли постоянно путаются с totality, а они -- подтип аспектов! Как я понимаю, онтология -- это как раз попытка указать на totalities как независимые от ролей (хотя роли в отношениях классификации и специализации остаются). Онтологическое мышление (отслюнявливание totalities от ролей-аспектов) еще нужно в себе развить до хоть какого-то автоматизма. Это крайне важно и для того, что бы разобраться с процессами, которые в Gellish происходят из фактов (т.е отношений, а не феноменов, т.е. totalities и аспектов).

Проект -- это activity (т.е. временно истинный факт, а не феномен. Проект -- это не аспект, и не totality). Практики (они же "процессы процессного подхода"), workflow и прочие "процессные сети", а также собственно проекты -- это разные варианты activity, которые происходят из occurrences, которые происходят из фактов (отношений). Какая-то система-1 (т.е. индивидуальный объект, а не класс система) вполне может играть роли в разных activity (фактах): например, участвовать в проектах нескольких предприятий.





Боюсь, мне нужно еще несколько дней (и хорошо бы, если дней), чтобы свободно размышлять на эти темы.

Подробности: книжка http://repository.tudelft.nl/file/313741/306185 и сам Gellish http://sourceforge.net/projects/gellish.
2019

Война вранья

Вдруг стало интересно: если собрать в табличку все заявления грузинских и российских чиновников (про журналистов и прочих неинтересно -- они главным образом повторяют услышанное), а затем посчитать по этой табличке процент вранья -- кто победит? Считать, конечно, нужно честно, без поощрения терминологических трюков (скажем, если в городе есть вооруженные люди чьей-то армии, нельзя говорить о том, что "войск в городе нет, это всего лишь разведка").

Я имею ввиду именно факты, а не оценки. Так, "неадекватный ответ" -- это оценка, "геноцид" -- это оценка. А вот число трупов -- это, увы, факт. Нахождение бойцов армии или ополчения в каком-то населенном пункте -- факт. Чиновники Запада не участвуют, так как они не сообщают публике никаких фактов, только оценки.

Конечно, этот подсчет нужно делать через некоторое время, ибо истина по многим заявлениям не выползла еще на свет (но уже потихоньку выползает). Хорошее дело Сеть: она же тебе и медиа, она же и архив, она же и исследовательское рабочее место: все заявления надежно хранятся, а затем легко ищутся.

Я думаю, что считать враньё нужно не в среднем по каждой стране, а для каждого отдельного политика: страны должны знать своих героев.

Вот только сделать такой подсчет наверняка будет некому (я так точно не буду). Да и толку от публикации его результатов не будет, политиков не переделаешь. Просто любопытно. Ибо я такой плотности чиновного вранья в единицу времени даже не припомню.