May 27th, 2007

2019

Третьи лебедевские чтения

Третьи лебедевские чтения весьма удались. Почти все материалы выложены на http://g-l-memorial.ice.ru/135689 (кроме трех презентаций, которые не оказались по итогам мероприятия на моем компьютере).

Особо рекомендую доклад Ю.Кузнецова. Я бы его охарактеризовал так: у Мизеса в голове была зашита восхитительная аксиоматическая конструкция, на основе которой он выудил свои праксеологически-художественные тексты -- и поскольку под этими текстами угадывалась аксиоматика, то они вдохновили многих и многих исследователей. У Ротбарда после общения с текстами и Мизесом воспроизвелась в голове эта аксиоматическая конструкция, и он написал уже много более формальные тексты (хотя в силу формальности этих текстов они не во всем совпадают с выводами самого Мизеса, да и аксиоматическая конструкция там была уже чуть чуть-другая -- но и там аксиомы в жестком виде не были предъявлены, кроме "люди действуют, причем сознательно"). kuznetsov взял работу Ротбарда (как более формальную) за основу, и выполнил обратное преобразование -- извлек из нее более-менее ортогональный и минимальный набор аксиом. Эти аксиомы австрийской школы (праксеологии и экономики) оказались не совсем такими, какими их пытались обсуждать раньше. Теперь можно писать формальные тексты, как Ротбард (но они будут с немного более выправленной логикой), и дальше -- более художественные и учебные тексты, как Мизес -- и они будут более понятными и складными. Понятно, что это лучше делать после того, как подробно будут обсуждены результаты работы самого Кузнецова: исходный набор аксиом.

Очень интересный вопрос в пылу дискуссии задавал Илларионов: если вы все такие умные, то объясните более высокий темп экономического роста Белоруссии по сравнению с Россией, а также почему граждане массово едут жить не из Белоруссии в Россию, а из России в Белоруссию. Таких "странных" для либертарианцев примеров он привел несколько, и предложил честным ученым-экономистам объяснить эти аномалии перед тем, как делать заявления про "индекс экономической свободы решает все". Он предложил обращать внимание не только на экономические явления, но и на политические явления тоже -- прежде всего rule of law, и на значительно большую корреляцию общественного богатства с правовыми, а не экономическими индексами. Такой дрейф в политическую сторону соответствует нашим с v_novikov предположениям (http://v-novikov.livejournal.com/283491.html):
Эпоха, когда в центре политической жизни находилась экономическая проблематика, закончилась. В американской (да и российской тоже) политической повестке дня сегодня важны не вопросы приватизации и национализации, субсидирования и лицензирования. Нет, первые страницы сегодняшних газет посвящены войне и миру, распространению наркотиков и терроризму, иммиграции и роли религии в обществе. У либертарианцев есть свое мнение по всем этим вопросам, хотя вряд ли это мнение широко известно [...]. Говоря о конце эпохи экономического либертарианства, нужно обязательно учитывать и неэкономическую повестку дня, где эта эпоха еще толком не начиналась.
Увлекательная дискуссия прошла по поводу запрета на профессии учебных программ, в которых либеральные идеи преподаются госчиновникам -- начиная от "рядом с ними на горшке сидеть нельзя -- запачкаешься!" до "пять раз бездумно повторит новое слово и сделает по-старому, а на шестой раз сделает что-то осмысленное -- хотя необязательно в такой форме, как вы от чиновника ждете". Вопрос "какая уверенность в результате действенности правильной учебной программы для нынешнего чиновника" пересекался с вопросом "а какая уверенность в результате вашей правильной учебной программы для всего населения, дисконтированный на 200 лет".

Обучение детишек и учителей не-пойми-чему (терминомике - в оппозицию экономике) на базе внимания к языку -- ну очень интересны.

И таких увлекательных моментов было множество.