October 27th, 2005

2019

От естественных монополий к "потому что хочется мне кушать"

Сегодня я выступил в ЦСР на семинаре, посвященном реформе в деле регулирования естественных монополий. Вот краткие тезисы моего выступления:

1. Одна за одной отрасли вываливаются из сферы естественномонопольного регулирования ввиду полного абсурда признания естественно- или неествественно-монопольного их характера. Даже святая святых естественных монополий -- энергосети -- уже активно обсуждается на предмет технической и экономической возможности конкуренции, что было нереально буквально пять лет назад.

2. В итоге у регуляторов имеется сейчас вариант "перестройки" (была такая компьютерная игра toppler, где лягушка прыгала с одной кочки на другую, а кочки непрерывно уменьшаются в размере, так что нужно вовремя перепрыгнуть на правильную кочку). Зона действия закона о естественных монополиях непрерывно съеживается, размываемая с одной стороны законодательством о "просто монополиях" (и конфликтом ФСТ с антимонопольным ведомством), а с другой стороны растущим пониманием нелепости понятия "естественности" монополий. В итоге ФСТ таки решило регулировать тарифы не потому что они взлетят от "естественного монополизма", а по разным другим причинам. И написало на эту тему Концепцию закона, который должен будет заменить стремительно съеживающийся закон о регулировании естественных монополий.

3. Основная проблема в том, что Концепция нового закона вместо четкого обозначения причины государственного регулирования той или иной отрасли радостно перечисляет все возможные причины, буквально высасывая их из пальца. Так, "естественномонопольность" тоже попадает в число поводов для государства порулить отраслью, то есть никакого шага вперед тут не наблюдается -- не уход с насиженного места, а только захват новых территорий. В число поводов применить регулирование попали и обеспечение территориального единства страны, и гармонизация законодательства с европейским, и провалы рынка, и обеспечение поддержки макроэкономических параметров вплоть до ухода от инфляции, и общеэкономическая значимость выпуска регулируемых товаров или услуг, и инфраструктурность как особое свойство. Вместо одной неправильной теории в основу нового закона сделана попытка положить недобрый их десяток.

4. Вместе с тем, реальная проблема, которая обсуждается в обществе по отношению к услугам и товарам "естественных монополистов" -- это проблема социальная: как сделать так, чтобы продукция регулируемых отраслей была доступна малоимущим гражданам. И именно для этого вводится регулирование -- мимо всяких теорий, из простых опасений о возможных взлетах цен на товары, которые политически признаны важными. Фактически, вся дискуссия о дерегулировании в этих многострадальных отраслях обсуждает одну и ту же проблему: социальная справедливость против правовой справедливости. По социальной справедливости нужно, чтобы бедным и страждущим ряд товаров был обязательно доступен. По правовой справедливости нельзя продавца заставлять продавать товар по задаваемой потребителями цене. Дальше можно рассматривать разной неправильности методы решения этого противоречия: внедрение механизмов кросс-субсидирования, прямое установление цен, откладывание рыночных реформ даже для тех отраслей, где договорились об отсутствии "естественного монополизма" (электрогенерация). То есть "естественного монополизма" уже нет, а причины отказа от дерегулирования всегда одни и те же -- "социальная справедливость", понимаемая как доступность регулируемого товара для населения.

5. Предлагается:
а) честно признать, что реальная причина введения нового закона одна, и только эту одну причину и зафиксировать -- контролировать доступность ряда "социально значимых" товаров для малоимущих.
б) честно признать, что "социальная значимость" и "малоимущесть" определяется политически (т.е. произвольно в ходе политического процесса), а не "формулой" в виде какой-то очередной экономической теории (ест.монополии, макроэкономики, провалов рынка, межстрановой конкуренции и т.д.).
в) считать, что главной целью нового регулирования является уход от кросс-субсидирования и уход от псевдосоциальной справедливости (массовые перераспределения в пользу "регионов", в которых живут и богатые люди, или каких-то категорий потребителей, в число которых могут попасть и алюминщики -- и пусть кто-нибудь назовет владельцев этих производств "бедными" и "социально незащищенными").
г) перейти к адресным дотациям на покупку товаров из предлагаемого списка для действительно нуждающихся. И отпустить на свободу производителей. Это позволит:
-- соблюсти желаемую социальную справедливость (вместо "псевдосоциальной справедливости") за счет всего общества (т.е. из бюджета), а не за счет попавших под горячую руку государства промышленных потребителей и собственников производств.
-- соблюсти желаемую правовую справедливость (т.е. производители услуг не будут дискриминированы только на том основании, что их товары и услуги социально значимы -- получается, что чем более они нужны людям, тем меньше им дают возможности развиваться, какой-то абсурд).
-- резко (в разы) уменьшить перераспределяемые суммы, ибо дотации придется давать относительно небольшому числу малоимущих людей, а не всему гражданскому населению страны, включая и богатых.

Для всего этого нужна только интеллектуальная честность и обсуждение вопросов справедливости предлагаемого новым законодательством порядка. Вместо этого в зале звучали предложения "найти баланс интересов разных групп влияния" и "использовать более тонкие меры регуляторного воздействия, нежели прямое указание цены"...