April 25th, 2004

2019

Читая Найшуля

Читал недавние тексты Найшуля:
http://www.polit.ru/research/lectures/2004/04/21/vaucher.html
http://www.inme.ru/texts/text2.html
http://www.inme.ru/texts/text1.html

Найшуля нужно читать большими порциями, чтобы хоть как-то понимать, о чем это он говорит. У него выработался в беседах с самим собой настолько специфически-метафорический язык, что мысль становится буквально зашифрованной, эзотерической. В интервью и диалогах ему удается с помощью чужих вопросов чуть-чуть приоткрыть эту лабораторию зашифровки. И только тогда узнаешь, например, что "вглубь" -- это, оказывается, "вглубь времён", а не что-то противопоставленное к "вширь".

Мне симпатичны большинство тезисов Найшуля, как я их сейчас расшифровываю: про необходимость институционального строительства, про невозможность выживания произвольной формы институтов, про отсутствие языка говорения о политике и необходимость его построения, про наличие высокой "внеэкономической цели", воспринимаемой на уровне ценностных убеждений (лучше тут применять профессиональное слово психологов убеждения или ценности, или даже оба сразу, нежели виталиково вера, хотя уже мне и понятно, что он имеет ввиду не религиозный аспект, а "предельный образец" ценностного убеждения, равно как и Третий Рим у него задан как такой же "предельный образец". Эх, какую он делает ошибку, заменяя упоминание желаемых свойств объектов упоминанием образцов объектов с интересными ему ярко выраженными свойствами! Он бы помечал как-то такие слова, что ли? У нас в openmeta для такого приема есть специальный значок -- звездочка, что означает "звезду Бейтсона", по мотивам Бейтсона, описавшего такое использование поиска дальних аналогий на примере морской звезды. Так и писал бы с метапометками -- *вера, *ТретийРим, пока не придумал бы как сказать проще. И, ежели бы разъяснил этот метазначок, то было бы понятней, чем сейчас без разъяснения. Еще беда в том, что в одном тексте он все-таки разъясняет смысл своей метафоры хоть как-то, а в другом тексте -- не разъясняет никак).

Мне несимпатен его тезис про прошлое, как источник вдохновения: что институты и язык нужно заимствовать из времен боярской руси, а блестящесть науки -- из сталинского времени. Вообще, у Найшуля создание с нуля (незаимствование вообще, творчество, типа создания пенсионной системы нового типа в Чили) и заимствование (из себя древних) перепутаны в художественном беспорядке. Ежели бы он это место распутал, все вздохнули бы с облегчением. А так он еще больше запутывает, приводя пример единственного заимствования в Чили (американская банковская система), которое, вроде, нужно заменить другим заимствованием (исламским банкингом) -- но не говоря явно о том, что в этом месте тоже могло бы быть творчество.

Еще интересен вопрос, который Виталий вообще не поднимает: о языке по созданию языка. Тут два варианта: либо язык-2 создания политического языка государства заточен на именно на это (на собственно язык-1 как объект исследования и понимание восприятия языка-1 народом), либо это делается на просто языке, т.е. непредметно (я имею ввиду научный предмет). Тогда, конечно, ничего создать нельзя, можно только ходить по базару и подыскивать подходящий язык-1. Вот Виталий и пошел "вглубь времён" (кстати, это совсем другая глубь времен, нежели в случае приватизации. И можно сильно поспорить, связаны ли эти глуби времен логически. И еще нужно подумать, сильно ли связаны глуби времен как источники приемлемых языка-1, институтов, а также метафор. Ежели вообще это все нужно вытаскивать из глуби времен, а не творчески создавать с нуля, или вытаскивать из глуби географии, из других стран. Мне вовсе не кажется, что все, что выкопано из прошлого, так уж органично придется по вкусу сегодня. Язык -- он ведь тоже живет, меняется, включая и его глубинные структуры. Иначе бы Виталию не пришлось бы быть языковым старьевщиком -- все эти бояре да царь вполне бы существовали до сих пор. Но в языке это ушло, как исчезли и институты. В речку истории нельзя войти дважды, даже если нарядиться для этого в одежды прошлого и залопотать на древнеполитическом.

Трепетное отношение к языковому и институциональному прошлому у Найшуля -- это типичное проявление pre/trans fallacy, ошибки "пре/пост", подробно расписанной у Кена Уилбера. Так ищут духовность у маленьких детей, благородство у дикарей, золотой век в древнем мракобесии. Искать-то можно, вот только найти нельзя.

Но общая направленость мысли Найшуля -- на поиск неотторгаемых народом институтов и поиск живого политического языка -- да, это направление мысли аж звенит в воздухе. О реальном отсутствии политики и я регулярно думаю, и Генисаретский и еще много кто: натыкаюсь на подобные тексты чуть не каждый день.
2019

Еще раз про реформаторство

Немного обработанный мой текст из http://www.livejournal.com/community/za_lib_ru/55809.html?thread=678657#t678657

Я бы дробил всякое реформаторство как таковое на отдельные реформы и понимал бы эти отдельные реформы как другие способы думать, другие языки и другие способы проживания по отношению к каким-то аспектам жизни. Уж скорее из таких отдельных реформ новые способы думать и новые языки поднимутся в жизни на более высокую ступеньку применимости в обществе (выйдут в политическое измерение, измерение партий из бытования в рамках одной реформы), нежели в нашей разорванности жизни и теории эта новая еще не ставшая политической, партийной, разделяемой массами теория вдруг оплодотворит "из ниоткуда" множество разных аспектов жизни, породив множество разных реформ. Но в рамках одной реформы все возможно.

1. Основным ходом на реформирование является общественная дискуссия, public education. Но от просто теоретического просвещения про добро и зло, необходимо переходить к использованию конкретных раскалывающих общество кейсов (типа сегодняшнего наезда на электронные библиотеки), чтобы переводить в рефлексивную позицию каждого человека, и заставлять его определиться. То бишь от парадигмы образования-обучения я бы переходил к парадигме общественного развития. Нужно находить ростки политичности, кейсы, раскалывающие общество, и вбрасывать идеи именно в этих точках. Так, для дискуссии об "интеллектуальной собственности" на сегодня таким знаковым поворотным пунктом является иски Керила и Мифодия к электронным библиотекам.

2. Я бы ориентировался на создание какой-то инфраструктуры этого самого развития (ну, не во всех направлениях, конечно. Возьмем одну "линию развития" -- скажем, разделение вещей и идей. И начнем внедрять понимание, которое проходят маленькие дети: вещи и идеи не равны друг другу. Вещь, например, можно сжечь, расплавить, распылить, растворить и украсть. С идеями такие штуки сделать не получится -- идеи не горят и не крадутся. Там другие типы отношений. Это признают, например, все юристы -- но только когда их прижимаешь к стенке. Отпускаешь от стенки, и им сразу отшибает память о собственных признаниях. И т.д.). Это я, конечно, сложно закрутил. В жизни все будет попроще. Ключевое слово тут -- инфраструктура, сеть, community of practice (обязательно поищите в Гугле, ежели не знаете) и общая идеология (набор базовых идей -- а вы что подумали? ;) теория, парадигма. В итоге -- реформаторская инфраструктура в виде набора институтов, в которых практикует эта самая community of practice, и базовая идеология, разделяемая людьми из коммьюнити.

3. Для всего этого нужны ресурсы. В качестве естественного источника ресурсов я предлагаю использовать все то же государство. Ресурсы тут не столько денежные, сколько организационные -- традиционное лоббистское использование предоставляемых государством площадок общественной дискуссии (в основном -- многочисленные "круглые столы", рабочие группы по созданию всевозможных государственных документов и т.д.) для промывания мозгов до их незамутненного голливудско-копирайнтым бла-бла-бла состояния. До такого состояния, когда решения смогут приниматься в этой области рационально, а не эмоционально (скажем, в случае той же "интеллектуальной собственности", чтобы эмоции "наших авторов обижают!" как минимум нивелировались эмоциями "наших читателей обижают!" и далее шло более рациональное обсуждение). Эти площадки нужно активно организовывать, скажем, вписывать исследовательские работы по проблемам будущей реформы (в нашем примере -- вопросу "интеллектуальной собственности") во всякие федеральные целевые программы (в нашем примере -- по культуре, в "Электронную Россию" и т.д.).

4. Возможно, институализировать несколько разных общественных организаций, от которых иметь спикеров по данной проблеме. В разбираемом случае это могут быть какие-нибудь "Институт читательского права" или "Союз библиотек" с ярко выраженными политическими (идеологическими, партийными) позициями. И обеспечивать согласно пункту 3 приглашение людей из этих think tanks спикерами на мероприятия и рабочие группы, где государство будет пытаться выработать позицию. Обязательно иметь вебсайт, чтобы поисковые машины представляли для всех деполитизированных еще интересантов реформаторскую точку зрения и аргументацию.

Мой опыт показывает, что это все типовые мероприятия по проведению реформ (типа реформы электроэнергетики, судебной реформы и т.д.). Ежели удается делать простые и понятные рациональные презентации, то они как вода камень протачивают головы политиков. Ежели нет -- то нет :)

Это все, конечно, мутные пока мысли. Ясно, что их нужно продумать для общей ситуации, а не только для "интеллектуальной собствености" (ибо такая же иррациональная задница и импорт зарубежной законодательной глупости происходит по всем направлениям -- от "естественных монополий" до "защиты отечественного предпринимателя", от "интеллектуальной собственности" до "басманного правосудия"). Но это продумывание невозможно без каких-то конкретных кейсов, связывающих теорию с жизнью. Не знаю, будет ли этим кейсом для меня именно "интеллектуальная собственность" в ее текущем варианте наезда на электронные библиотеки. А вот в электроэнергетике мы уже несколько лет пытаемся сделать такой кейс с рыночным статусом электрических сетей. А еще я пытаюсь попробовать это сделать для концепта e-government как механизма общественного контроля за государством (хотя тут, конечно, дела еще хуже, чем в электроэнергетике ;)

Собственно, в такой "инфраструктурной" и культурологической постановке вопроса я думаю об этом всего несколько месяцев -- до этого я упивался рациональностью австрийских построений и честно недоумевал, почему общественность задрав штаны не кидается воплощать разумное, доброе и вечное, сквозящее из австрийских текстов. Думать нужно вдлинную, описывается действительно стратегия, т.е. никакая реформа точно не является полугодичной лоббистской кавалерийской атакой на один закон. Ибо зарубимши (или протолкнумши) один законопроект, всенепременно обнаруживаешь конкурирующий, аки голову у гидры. А ежели конкурирующее законотворчество и не появляется, то это вовсе не значит, что общество пойдет по проложенной реформаторской тропинке. Общество, как известно, может законы игнорировать, и их выполнение искажать до неузнаваемости от ожидаемого законотворцами. Для успешности законотворчества нужно менять отношение общества к проблеме, а это другая, стайерская задача. Тогда и особо кривые законопроекты не будут появляться, или появившиеся будут отклоняться на дальних подступах.

И, конечно, когда речь идет о реформаторстве, то всегда нужно учитывать уровень развития общества на каждом данном этапе его развития, и не предлагать прыгать через три ступеньки. Все равно это без толку. Нужно точно попадать в язык (я уже соглашался в этом с Найшулем), нужно точно понимать скорость разворачивания возможных преобразований во времени. То есть реформы на каждом этапе могут быть не предельными, не теоретическими. Но направляемыми идеей, теорией -- ровно до той точки, где жизнь согласна эту теорию терпеть. Раз установленная инфраструктура будет вести по данной линии развития (линии реформы) ряд преобразований, обеспечивать эволюцию, набор микрореволюций. Сим победиши.
2019

Про детскую математику и не только

vvagr посоветовал почитать maria_d -- она пишет про детсадовскую высшую математику. Попробовал почитать -- а там огромные свернутые треды, закликаешься расколупывать. Выкачал с помощью alj (чтобы развернуть комменты). Получилось аж 16Мбайт! Только математика там для чуть более старших детей, нежели у меня -- но время летит быстро, я знаю :) В любом случае чтиво оказалось прелюбопытнейшее.

Вообще, в гиперфайлах ALJ некоторые ленты читать много интересней, нежели через френдленту или собственно сам дневник. И удобней.
Уговорить бы еще alexf на реализацию хронотредового (или хотя бы просто тредового) представления -- а то некоторые диалоги разлетаются вдребезги...