Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Categories:

Про свободу прессы: моя позиция

Несколько человек сегодня поинтересовались моим мнением по поводу зажима свободы слова на общегосударственных каналах. Отвечу сразу всем.

1. Журналисты зря чувствуют себя белой костью и вершителями судеб. Это ощущение у них ложное, а у журналистов-звезд является звездной болезнью . От этой болезни нужно лечить. Вообще, дай журналистам волю, и они будут требовать своей несменяемости, как и судьи. Я удивлен, что этого до сих пор никто из них не потребовал. Я считаю, что и Волочкову, и любого журналиста работодатель должен иметь право уволить, ежели был нарушен трудовой контракт. А ежели у журналиста репутация хорошая, он найдет себе другую журналистскую работу. Ежели плохая, он найдет себе нежурналистскую работу. Поэтому а) когда увольняют кого-то из журналистов (особенно -- из государственных компаний), то мне их не жаль и б) позиция работодателя мне более симпатична, нежели самого журналиста.

2. Я не понимаю беспокойство про "свободу слова" в эпоху интернета и десятков других каналов к читателям. Ежели какой-то из каналов говорит особенную и жгучую правду, и делает это регулярно, то этот канал вещания быстро станет мейнстримом. Читайте "новости Яндекса": ежели сюжет важен, его откопируют в сотнях источников. Ежели эта правда-истина-злоба дня нафиг никого не интересует, то о чем тогда вообще разговор? Менять нужно тогда в другой консерватории (скажем, в образовании). Поэтому "наступление на свободу слова" я считаю мифом. Меня много более, нежели журналистские вопли про снятые с главных экранов страны программы, заботят правовые последствия возможного их появления на любых (главных или неглавных) экранах, газетах или даже сайтах. То есть вопросы законодательного разрешения вопросов о гостайне, коммерческой тайне, вопросы защиты журналистских источников и прочая и прочая. Нужно разбираться с этими законами, а не с редакционной политикой главных медиа. У нас нет свободы доступа к информации для граждан (включая журналистов). У нас сейчас больше не "свобода слова", а свобода тайны, разгул шпиономании: все что угодно объявляют тайной без права кому бы то ни было (включая журналистов) говорить об этом публично.

3. Свобода слова для меня сегодня больше ущемляется отсутствием реформы связи/почты, что делает вещание/почту более централизованными и дорогими, нежели редакционной политикой этих "более централизованных" каналов донесения джинсы до народа в глубинке.

Поэтому я потихоньку буду заниматься решением указанных системных вопросов, а не защитой журналистского (вполне средневекового) цеха. Журналистов защищать, конечно, я тоже готов -- но не в бОльшем объеме, чем мебельщиков или аграриев.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments