Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Categories:

Читая Найшуля

Читал недавние тексты Найшуля:
http://www.polit.ru/research/lectures/2004/04/21/vaucher.html
http://www.inme.ru/texts/text2.html
http://www.inme.ru/texts/text1.html

Найшуля нужно читать большими порциями, чтобы хоть как-то понимать, о чем это он говорит. У него выработался в беседах с самим собой настолько специфически-метафорический язык, что мысль становится буквально зашифрованной, эзотерической. В интервью и диалогах ему удается с помощью чужих вопросов чуть-чуть приоткрыть эту лабораторию зашифровки. И только тогда узнаешь, например, что "вглубь" -- это, оказывается, "вглубь времён", а не что-то противопоставленное к "вширь".

Мне симпатичны большинство тезисов Найшуля, как я их сейчас расшифровываю: про необходимость институционального строительства, про невозможность выживания произвольной формы институтов, про отсутствие языка говорения о политике и необходимость его построения, про наличие высокой "внеэкономической цели", воспринимаемой на уровне ценностных убеждений (лучше тут применять профессиональное слово психологов убеждения или ценности, или даже оба сразу, нежели виталиково вера, хотя уже мне и понятно, что он имеет ввиду не религиозный аспект, а "предельный образец" ценностного убеждения, равно как и Третий Рим у него задан как такой же "предельный образец". Эх, какую он делает ошибку, заменяя упоминание желаемых свойств объектов упоминанием образцов объектов с интересными ему ярко выраженными свойствами! Он бы помечал как-то такие слова, что ли? У нас в openmeta для такого приема есть специальный значок -- звездочка, что означает "звезду Бейтсона", по мотивам Бейтсона, описавшего такое использование поиска дальних аналогий на примере морской звезды. Так и писал бы с метапометками -- *вера, *ТретийРим, пока не придумал бы как сказать проще. И, ежели бы разъяснил этот метазначок, то было бы понятней, чем сейчас без разъяснения. Еще беда в том, что в одном тексте он все-таки разъясняет смысл своей метафоры хоть как-то, а в другом тексте -- не разъясняет никак).

Мне несимпатен его тезис про прошлое, как источник вдохновения: что институты и язык нужно заимствовать из времен боярской руси, а блестящесть науки -- из сталинского времени. Вообще, у Найшуля создание с нуля (незаимствование вообще, творчество, типа создания пенсионной системы нового типа в Чили) и заимствование (из себя древних) перепутаны в художественном беспорядке. Ежели бы он это место распутал, все вздохнули бы с облегчением. А так он еще больше запутывает, приводя пример единственного заимствования в Чили (американская банковская система), которое, вроде, нужно заменить другим заимствованием (исламским банкингом) -- но не говоря явно о том, что в этом месте тоже могло бы быть творчество.

Еще интересен вопрос, который Виталий вообще не поднимает: о языке по созданию языка. Тут два варианта: либо язык-2 создания политического языка государства заточен на именно на это (на собственно язык-1 как объект исследования и понимание восприятия языка-1 народом), либо это делается на просто языке, т.е. непредметно (я имею ввиду научный предмет). Тогда, конечно, ничего создать нельзя, можно только ходить по базару и подыскивать подходящий язык-1. Вот Виталий и пошел "вглубь времён" (кстати, это совсем другая глубь времен, нежели в случае приватизации. И можно сильно поспорить, связаны ли эти глуби времен логически. И еще нужно подумать, сильно ли связаны глуби времен как источники приемлемых языка-1, институтов, а также метафор. Ежели вообще это все нужно вытаскивать из глуби времен, а не творчески создавать с нуля, или вытаскивать из глуби географии, из других стран. Мне вовсе не кажется, что все, что выкопано из прошлого, так уж органично придется по вкусу сегодня. Язык -- он ведь тоже живет, меняется, включая и его глубинные структуры. Иначе бы Виталию не пришлось бы быть языковым старьевщиком -- все эти бояре да царь вполне бы существовали до сих пор. Но в языке это ушло, как исчезли и институты. В речку истории нельзя войти дважды, даже если нарядиться для этого в одежды прошлого и залопотать на древнеполитическом.

Трепетное отношение к языковому и институциональному прошлому у Найшуля -- это типичное проявление pre/trans fallacy, ошибки "пре/пост", подробно расписанной у Кена Уилбера. Так ищут духовность у маленьких детей, благородство у дикарей, золотой век в древнем мракобесии. Искать-то можно, вот только найти нельзя.

Но общая направленость мысли Найшуля -- на поиск неотторгаемых народом институтов и поиск живого политического языка -- да, это направление мысли аж звенит в воздухе. О реальном отсутствии политики и я регулярно думаю, и Генисаретский и еще много кто: натыкаюсь на подобные тексты чуть не каждый день.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments