Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Category:

Разработки в образовании: тоже state-of-the-art

В https://ailev.livejournal.com/1495662.html я рассказал об исследованиях, образовании и просвещении в Школе системного менеджмента. Предметом исследований (research) я определил state-of-the-art в трансдисциплинарных практиках. Школа проводит исследования, вытаскивая этот state-of-the-art из его текущего состояния раскиданных по разным источникам фрагментов знания, а потом гармонизируя полученные фрагменты. Результаты исследований оформляются в виде курсов, иначе нет шанса, что эти результаты попадут в головы людей, а не закончат свою жизнь в виде никем не востребованных текстов научных статей в узкопрофильных журналах. Вот это оформление в виде курсов -- это и есть разработка (development). У нас, конечно, R&D -- исследования и разработки. Никаких "особенностей образовательных учреждений", черпаем обеими ладошками из жизни современного хайтека.

Наши разработки используют state-of-the-art практик обучения, об этом явно говорит стратегия: "8. Школа учит современными методами: flip teaching, blended learning, interactive collaborative learning и т.п. Большинство из этих методов опираются на использование как живого обучения с преподавателем, так и задействование компьютеров".

Flip teaching, "перевёрнутый класс".
Это означает, что мы ничего не объясняем в классе. Наши преподы не работают говорящими головами, не работают живой книжкой, не работают хрестоматией на встречах. Всё это делают:
-- их учебники, которые как раз и нужно разработать. Вот мой учебник "Системное мышление 2019" на 534 страницы. Я перестал объяснять материал курса, его ведь можно прочесть в этом учебнике в удобное время. В крайнем случае сойдёт и видеокурс (но видеокурс обычно работает хуже). Аудиокнижки плохи, ибо внимание не удерживается визуальной структурой текста, диаграммы и другие картинки в аудиокнижках тоже не разберёшь. А ещё используется набор оригинальной литературы, из которой нужно вычитать тот самый "state-of-the-art в изучаемой практике". Например, по 4D экстенсионализму все читают BORO Book, по операционному менеджменту книжку Reinertsen по lean for development. Время в классе на это чтение не тратится.
-- гугль, предоставляющий ссылки на дополнительные разъяснения в самой разной форме. Не понял чего-то -- погугли, найди объяснения, разберись.

На занятия курсанты приходят уже знакомыми с материалом. На занятиях курсанты получают не лекцию и объяснение нового материала, а обратную связь при попытках использования выученного дома материала. Разбирается решение задач, возникшие затруднения, устраняются ошибки понимания, курсанты получают опыт использования нового знания. Занятия перестают быть лекциями, это занятия-семинары. Занятия в классе не имеют целью дать знания, они имеют целью перевести эти знания в умения и навыки и (по возможности) в компетенции.

Blended learning, "смешанное обучение".
Это означает, что максимизируется та часть семинарской работы, которую можно сделать без преподавателя -- максимизируется работа курсантов с компьютером. Решение задач с автоматизированной проверкой, работа с симулятором для предметной области, самые разные другие формы работы, но не с живым преподом, а с заменяющим его компьютером. Труд ученика невозможно автоматизировать. Труд учителя автоматизировать можно и нужно, в в том числе с задействованием машинного интеллекта.

В курсе системного мышления у нас сейчас 181 кейс, варианты решения которых проверяются компьютером. Первый вариант этого работал в курсере, второй вариант делается немного по другому (см. описание в https://ailev.livejournal.com/1482241.html). В курсе онтологики уже более 40 подобных кейсов. И это только самое начало подобной деятельности.

Мы будем всячески развивать это направление, развивать нашу информационную систему, основанную на blended learning services (см. рассказ об этом на видео семинара по созданию AIsystant и blended learning services -- https://ailev.livejournal.com/1494270.html).

Многочисленные примеры blended learning в мировой практике показали, что автоматизация части труда учителя приводит не к ухудшению образовательных результатов, а ровно наоборот: к улучшению результатов, и особенно это выражено для отстающих, возиться с которыми у учителя обычно не хватает времени (в педагогике давно известно, что учитель должен ориентироваться на лучших учеников в классе -- тогда потенциальные двоечники выпустятся троечниками, а отличники будут сиять. Если ориентироваться на двоечников, то они выпустятся всё равно троечниками, а потенциальные отличники тоже будут на уровне троечников).

При этом улучшение качества образования при использовании blended learning не сводится только к тому, что ученики могут провести больше своего времени с легко доступным компьютером, чем с малодоступным преподавателем. Компьютер добавляет возможность управления вниманием ученика. И это настолько важно, что вошло в стратегию Школы отдельным пунктом: "7. Когда толпы хорошо обученных маркетологов и лидеров борятся за твоё внимание, чтобы использовать особенности работы твоего обезьяннего мозга и заставить тебя что-то сделать, мы используем компьютер, чтобы помочь тебе присмотреть за этим вниманием -- с компьютером оно не сбежит, проблему дефицита внимания решаем технологически. Мы работаем с киборгами -- человеческими и организационными. Школа у нас тоже киборг (её компьютерная часть: AIsystant на базе blended learning services)". Вот текст, раскрывающий понятие системной осознанности как присмотра за вниманием https://ailev.livejournal.com/1487672.html, а вот уточнение по использованию компьютеров для подъма уровня осознанности -- https://ailev.livejournal.com/1488271.html. Вот ровно эти механизмы дают улучшение качества обучения при использовании blended learning.

Interactive collaborative learning, учебная групповая работа
Компетенции, которым мы учим, должны применяться в самых разных проектных ситуациях. Это означает, что нашим курсантам придётся занимать различные роли в командах, участники которых занимают другие проектные роли. Нужно знать не только свою роль, нужно уметь свою игру по роли адекватно вставить в общую игру всей пьесы. Collaborative learning is based on the model that knowledge can be created within a population where members actively interact by sharing experiences and take on asymmetric roles. Мы занимаемся учебной групповой работой, в которой её участники активно общаются и обмениваются опытом занятия различных проектных ролей.

В простейшей форме речь идёт даже не о выполнении групповых проектов и именно ролевом тренинге ("ролевое мастерство" -- да, мы озабочены и этим тоже). Мы занимаемся в группах, где курсанты помогают друг другу разбирать их самые разные проекты из самых разных предметных областей, при этом сами курсанты занимают в этих проектах самые разные роли. Проекты маркетплейсов, интеллектуальных роботов, создания новых материалов, фармацевтические, образовательные, интернет-магазинов -- все они обсуждаются на занятиях всей группой. Наши курсанты занимаются в Школе трансдисциплинарными дисциплинами, и именно на вот этом разнообразии живого применения материала курсов к их рабочим (не учебным!) разным проектам и понимается мощность и универсальных предлагаемых мыслительных компетенций. Когда курсант видит, что системное мышление помогает разобраться и с проектом фемтосекундного лазера, и с проектом реорганизации детского садика Монтессори, он лучше понимает универсальную применимость системного мышления.

Кроме этого групповая работа с участием самых разных ролей приучает людей замечать эту ролевую структуру коллективной работы, признавать её и улучшать взаимодействие в группе.

Лучшие практики разработки курсов
Конечно, при разработке и проведении наших курсов мы не ограничиваемся flip teaching, blended learning, interactive collaborative learning. Мы активно используем достижения instructional design и самых разных других образовательных дисциплин.

При этом мы предпочитаем использовать в наших разработках курсов те методы образования, которые используют достижения когнитивистики (cognitive behavioral engineering -- на базе достижений cognitive behavioral therapy, только мы тут не терапией занимаемся, у нас не больные). И те методы образования, которые могут быть легко автоматизированы без потери результативности и эффективности образования (более того, мы считаем, что автоматизация должна приводить к росту результативности и эффективности -- как и везде в других областях деятельности).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments