Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Телесное/кинестетическое мышление, чтение и письмо

Позавчера обсуждали с Антоном Климатом, насколько предлагаемый в его двигательном фитнесе вариант кинестетического мышления соответствует архитектурным требованиям к мышлению из http://ailev.livejournal.com/1342372.html, то есть насколько оно адекватно, абстрактно, рационально, осознанно.

Ответ: да, предлагаемое им телесное/кинестетическое мышление соответствует этим требованиям.

Мы будем рассматривать движения как текст: это некоторая последовательность повторяющихся паттернов ощущений. Эти паттерны могут читаться (ощущаться некоторым "надзирающим за телом", отдельным фокусом внимания) и писаться (быть результатом реализации двигательного намерения -- тело двигается, чтобы воспроизвести требуемые ощущения, воспроизвести кинестетические паттерны того или иного движения).

Адекватность: обеспечивается тем, что мы обеспечиваем каким-то определённым "эталонным движением" (чаще это называтся "упражнением") ощущение в каком-то месте тела. Скажем, мы добиваемся ощущения жжения в какой-то мышце при поднатяжении руки. Это "поднатяжение" представляет собой 4D объект, манифестирующий себя не тем, что по нему можно постучать, а тем, что его можно ощутить как жжение -- он локализован в пространстве и времени, занимает там место. Так что мы привязываемся не к метафорам ("ощути себя морем", "почувствуй теплеющую руку"), а к абсолютно конкретным 4D индивидам -- паттернам мышечной работы, проявляющим себя в ощущениях. Эти ощущения довольно похожи у разных людей, хорошо распознаваемы и различаемы. Это означает, что мы находимся в разделяемом (shared) физическом мире, а не фантазируем себе каждый свой собственный физический мир. Мы можем обсудить, один ли мы имеем ввиду индивид движения или разные -- просто пощупав напряжения мышц, дальше можем договориться о языке, в котором описываем появляющиеся ощущения.

Абстрактность: обеспечивается тем, что мы генерализуем ощущения. Все ощущения поднатяжения в чём-то похожи. Мы используем для обобщения/генерализации/абстрагирования предъявление множества разных ощущений от выполнения "эталонных движений" в разных частях тела. Дальше у нас в телесном мышлении появляются абстракции/классы "поднатяжения" -- и в этот класс попадают самые разные поднатяжения самых разных частей тела. Абстрагирование вводит язык (viewpoint), на котором мы можем описывать различные 4D-индивиды происходящего в теле движения: прежде всего струны, поднатяжения, напряжения, обмякания, координации (понимаемой как сочетания обмякания одних мышц и работы в напряжение или натяжение других мышц), инерция как непрерываемый поток движения, поза как проходящее в ходе движения положение частей тела. Адекватность при этом чётко привязывает этот язык через какие-то конкретные хорошо различимые ощущения к конкретным движениям-как-4D-индивидам.

Рациональность: дальше мы можем производить целенаправленные рассуждения о движениях тела в рамках выбранного языка. Физика, логика, вероятностность. Никакой поэзии, никакого "я художник, я так вижу" -- хотя вне рамок двигательного фитнеса вполне возможно введение какого-то метафорического художественного функционального языка, который затем будет прописываться в модульном языке движений. Но это на другом системном уровне: функциональность задаётся от использующей системы -- перформерских искусств, спорта, просто быта и wellness (хорошая здоровая осанка, рациональная походка).

Осознанность: есть некоторый "надзиратель", который занимается governance для движения -- это означает, что я не двигаю телом своей руководящей (буквально "руками водящей") мыслью, а даю ему намерение/задание добиться какого-то предзаданного ощущения -- то есть использую в явном виде абстрактность и адекватность телесного мышления. И этот "надзиратель" вмешивается только тогда, когда результат отличается от нужного. Это похоже на слепую десятипальцевую печать: мы позволяем пальцам самим бегать по клавиатуре, добиваясь появления буковок на экране. Но мы резко вмешиваемся в этот по большей части бессознательный процесс в тот момент, когда буковки на экране начинают отличаться от задуманных. Буковки тела -- это ощущения на струнах при различных движениях. Когда мы читаем тело, мы прислушиваемся к этим ощущениям (обратите внимание: кинестетическая/телесная/ощущенческая модальность восприятия тут использует аудиальный глагол "прислушиваемся", всякие "вчувствуемся" и даже "ощущаем" тут менее выразительны и точны: кинестетический язык не слишком развит, в это и проблема). Когда мы пишем тело, то мы намереваем целевое ощущение, и потом тело (под нашим осознанным "надзором", governance) приходит в движение, дающее это ощущение.

Мы пишем и читаем движения, занимаясь работой с паттернами наших ощущений как с буквами при слепой печати. Мы намереваем какое-то ощущение, и тело автоматически выдаёт движение, приводящее к этому ощущению. Мы думаем над возможным движением -- и тело вполне может отвечать микродвижениями, как пальцы могут отвечать микродвижениями при письме на клавиатуре, когда мы просто думаем, какое слово написать, но ещё его не пишем.

Мы размышляем над тем, что именно пишем и читаем именно в терминах этих ощущений. Телесное/кинестетическое мышление тем самым оказывается адекватно, абстрактно, рационально и осознанно. И манифестируется оно наружу в движениях, а в сознании -- в ощущениях. Курс двигательного фитнеса просто выводит в осознание необходимые ощущения:
-- предлагает упражнения, где нужные ощущения проявляются ярко. На этом этапе требуется помощь преподавателя (например, прямо тыкнуть пальцем в нужную мышцу, чтобы привлечь внимание к ощущениям в этом месте). Поэтому курс нельзя вести дистантно.
-- даёт названия этим ощущениям, теперь можно осознанно обсуждать движение, говорить об ошибках, проектировать "в словах", а не только методом "делай, как я" в надежде, что способный ученик как-то поймёт, что творится в голове и теле у того, кто "правильно движется". Нет, если появляется язык обсуждения, знание можно передавать словами! Это быстро и эффективно по сравнению с невербальными способами передачи знания. И да, когда мы договорились о терминологии и однозначно связываем нужные ощущения, результирующие движения/состояния тела для этих ощущений и слова -- в этот момент мы можем читать тексты, обсуждать телесное чтение и письмо по телефону.
-- предлагает поупражняться в том, чтобы послушать эти ощущения, а потом намеревать их -- получая "поднадзорное" (то есть осознанное) движение тела, но не в "ручном режиме управления телом, медленного телесного мышления", а всё-таки используя быстрое мышление, наработанные автоматизмы.

Это "вытаскивание быстрых кривых паттернов в формализм, логическая чистка, затем погружение формализма в автоматические паттерны" ничем не отличается от того, как мы работаем с другими видами мышления -- см. алгоритм в "как работает школа системного менеджмента" в https://ailev.livejournal.com/1390318.html, начиная со слов "Это в целом соответствует следующей технологической цепочке, проходимой в соответствии со схемой спектра мышления исследователями, преподавателями, студентами:".

Неудивительно, что отклики от участников первых двух потоков курса двигательного фитнеса были очень и очень позитивными. Метод описания человеческого движения, предлагаемый курсом оказывается более точным, чем у расхожих сегодня методов, и в результате для достижения результатов требуется меньше работы: инженерия/изготовление/тренировка тела становится более точной, время не расходуется зря на ненужное, на бесчисленные пробы и ошибки. Точная карта местности ведёт к короткому и предсказуемому походу без приключений. У нас точная карта человеческого движения.

Кстати, набор на третий поток курса двигательного фитнеса (старт 12 мая 2018) продолжается: http://system-school.ru/event/kurs-dvigatelnyi-fitness-2018-05-12/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment