Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Проекты нельзя процессы

Сегодня сходил в РВК на семинар по проектному управлению в организации олимпийских игр в Сочи в 2014, и неожиданно обнаружил там подход к case management (я всё чаще и чаще перевожу это как "ведение дел") в проектной, а не процессной риторике. Это очень свежо и необычно, ибо люди из dynamic или adaptive или даже просто case management тусовки считают себя "правильным ответвлением" традиции управления процессами (и многочисленные дискуссии в интернетах посвящены вопросу, как им от обычных процессников отмежеваться так, чтобы после этого не слиться до неразличимости с электронными документооборотниками).

Но тут разговор пошёл о том, чтобы делать кейс менеджмент под флагами проектного управления (а даже слово case management не произносилось: я задал прямой вопрос докладчикам, не кейс ли у них менеджмент, докладчики радостно согласились, но продолжали говорить про проекты и контрольные точки).

Высокое начальство кушает такое на-ура (ещё бы!). Процессники там и рядом не стояли, они проектным людям обычно политически проигрывают, ибо ассоциируются с "функциональной организацией" -- а какая напрочь "функциональная организация" при организации, например, тех же олимпийских игр. Ну, и премии выдают за выполнение проектов, а не выполнение процессов. Поэтому апеллировать к какому-то изводу "процессного управления" было бы самоубийственно.

Риторика тем самым вынужденно была проектной, но "настоящие проектники" с их "управлением ресурсами" тоже успешно пошли лесом, потому как высокое начальство уже съело идеи кейс-менеджмента. Его ведь волнует "закрытие кейса" ("успешное завершение проекта в срок"), а не кишки кейса -- внутри же там может быть и процесс с типовой процедурой, и поручение с кейсом, и проект с выравниванием ресурсов и сборниками нормам. Начальству это не важно, начальству важно не прощёлкать кейсы, ему нужно вести дела.

Понятно, что осознание этого "изобретения case management" пришло только задним числом, и даже идея перегрузить всю базу "управления проектами" в какой-нибудь issue tracker пришла в головы уже только перед самой олимпиадой (когда было поздно что-то куда-то перегружать). Но факт остаётся фактом: методология кейсов сработала, и она была адекватно задачам (уж насколько можно быть адекватным задачам организации олимпиады в России -- на некоторые вопросы докладчики отвечали пальмфейсом, смотрелось весьма выразительно). Круто, следующая олипиада получит новый успешный опыт (в МОК есть система передачи тайного знания организаторов олимпиады от команды организаторов другой команде -- по цепочке).

Понятное дело, что я тут не про управление собственно стройками объектов пишу. Я о другом: в системе было порядка 15000 кейсов верхнего уровня, которые были отслежены. Это примерно соответствует графикам третьего уровня какой-то крупной стройки, хотя олимпиада эта была чуть поболее какой-то "крупной стройки" по масштабам. А стройки шли в режиме "обычного проектного управления", и в системе управления кейсами проекты строек лингвистически были "проектами" и их контрольные точки были "контрольными точками" -- но только лингвистически, не по сути.

Сам я думаю, что по линии проектного управления ведение дел продвигать может быть неожиданно легче, чем по линии управления процессами. Это если где-нибудь рядом не будет сутками напролёт возмущаться нарушением всех мыслимых и немыслимых норм PMBoK, PRINCE2, P2M и т.д. какой-нибудь "сертифицированный управляющий проектами". Но такие люди в типичной для кейс-менеджмента ситуации не выживают. Как сказал один из докладчиков (айтишник), "это был самый agile проект в моей жизни". Ага, "проект", ха-ха три раза.

Очень интересный опыт, нужно будет такое попробовать.

UPDATE: плюс дискуссия в FB -- https://www.facebook.com/ailevenchuk/posts/10204478355372966
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments