Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Соглашение по терминологии

Чтобы понять, как относиться к свободе использования разных вариантов терминов, нам важно различить такие группы людей, как речевые сообщества (speech communities) и сообщества значений (semantic comunities). Это различение подсказывает нам стандарт Semantics of Business Vocabulary and Rules (OMG SBVR, http://www.omg.org/spec/SBVR/).

Людей в речевом сообществе объединяет естественный язык (английский, немецкий и т.д.) и словарь этого языка — в инженерии это чаще всего термины из словарика определений какого-то стандарта, предпочитаемого теми или иными инженерами (ГОСТ 34.320-96, ISO/IEC/IEEE 15288 и т.д.). Поскольку разных инженеров (инженеров-строителей, инженеров-программистов, биоинженеров и т.д.) много, а ещё есть менеджеры, юристы, кадровики — то речевых сообществ даже для одного естественного языка множество, предпочитаемых ими словарей терминов из разных стандартов много, и достичь однозначного соглашения по терминологии заведомо не удастся.

Сообщество значений (semantic commuinty) — это множество людей, которые одинаково понимают какие-то окружающие предметы и явления. Например, они все понимают существование автомобилей и не путают автомобиль с трёхколесным велосипедом и газонокосилкой.

semantic_speech_communities

Когда мы говорим о терминологии (выборе слов для обозначения понятий), мы обсуждаем именно значения терминов, их семантику. Семантика связана с общими для разных ситуаций и обозначаемыми какими-то символами (хоть словом из языка, хоть каким-то сочетанием цифр) значениями, поэтому мы переводим semantic community как “сообщество значений”.

Не нужно путать “значение” со “смыслом”. Смысл определяется конктерной ситуацией, он связан с прагматикой, а не семантикой — семантика про внеситуационную связь символов с их значением, а прагматика про понимание конкретных ситуаций в деятельности. Брошенная перчатка в некоторых ситуациях имеет смысл просто брошенной перчатки, а в некоторых ситуациях имеет смысл вызова на дуэль.

Использование каких-то определённых терминов (термин — это всегда слово, а то, что этим словом обозначается, обычно называется понятием, concept) для определённых понятий определяет принадлежность к речевому сообществу. Речевое сообщество всегда подсообщество для сообщества значений. Никогда не видевшие автомобиля люди племени мумба-юмба или маленькие дети не входят в комьюнити значений для автомобиля. Если я сейчас начну рассказывать про зергов с протоссами как они объединяются против терранов, то знающие StarCraft II люди меня поймут (они и будут сообществом значений), а не знающие — не поймут, на каком бы я языке об этом не говорил, какими бы я терминами для этого не пользовался.

Раньше компьютер в России назывался ЭВМ (электронно-вычислительная машина), а теперь — компьютер. Значение не поменялось, поменялась речь — поменялся термин, слово-обозначение.
Системные инженеры мира представляют из себя сообщество значений (semantic community), но все они разделены на разные речевые сообщества — и каждое из этих сообществ использует свою терминологию системной инженерии.

Есть разные отношения к терминологии:
  • Терминологический фашизм (когда только один термин объявляется правильным, а все остальные — неправильными. Ср. “Grammar nazi” — http://lurkmore.to/Grammar_nazi). Есть много самых разных его вариантов — безусловные требования не только к единственности используемого термина (отсутствия синонимов для термина), но и соответствия его каким-то определённым уже принятым стандартам (определённым ГОСТам, например, а не учебникам или другим ГОСТам), обязательности использования отечественного корня в слове (“мокроступы” вместо “галош”), приверженность определённым соглашениям (“галоши”, но никак не “калоши”).
  • Терминологический пофигизм (когда на слова вообще не обращают внимания) — могут просто указать, как в математике, в начале текста, что “T — это будет то-то”, и этого достаточно — никаких “заведомо правильных вариантов” или ссылок на авторитетные источники. Более того, если значение слова меняется по ходу разговора, то это часто вообще не отслеживается, речь “не строга”.
  • Строгость значений с разрешением синонимии разных терминов, обозначающих эти значения. Очень долго договариваются о том, что именно имеется ввиду (какое понятие), а затем используются любые слова-термины для указания на оговорённое понятие — то есть вполне допускается использование терминов, предпочитаемых разными профессиональными сообществами (которые часто являются и речевыми сообществами — разные профессии имеют разные термины для одного и того же: “программное средство” сообщества разработчиков-любителей ГОСТов будет “приложением” для сейлзов иностранного софта, терминология может существенно отличаться не только для разных профессий, но и для разных подпрофессий одной профессии). Более того, можно и не пользоваться точными терминами, если будет понятно значение. Так, при обсуждении автомобиля вполне можно обозвать его “самобеглой тележкой”, и это не будет преступлением, если адресат сообщения поймёт, о чём речь.
В нашей книжке будет использоваться именно строгость значений с синонимией обозначений-терминов. Назови хоть горшком, хоть используй пять терминов из пяти разных стандартов на трёх языках — но договорись о том, какое именно понятие/concept/значение ты тут имеешь ввиду: должны понять не термин, а что ты под этим термином подразумеваешь.

В тексте этой книги, когда будут указываться несколько терминов-синонимов, то эти синонимы будут писаться через слеш: программное средство/приложение/софтина. А на то, что каждый из этих синонимов указывает на немного разные оттенки значения обозначаемого понятия, мы не будем обращать внимания.

Критика такого подхода понятна: “как вы можете учить людей, когда одно и то же обозначаете разными словами? Вы должны выбрать один термин, и затем использовать в книге для обозначения какого-то понятия только его! Так всегда делают в учебниках!”. Ответ на эту критику прост: в жизни вы вряд ли встретите понятия, которые обозначаются тем же термином, который будет таким образом дан в книжке. Поэтому книжка будет вас тренировать: обращать внимание на то, что она вас учит не новым словам, не даёт терминологию, а даёт знания о понятиях и их связях — под какими бы словами-терминами эти понятия ни скрывались.

Наука традиционно порождала новые термины (обозначения для каких-то понятий-значений) двумя способами:
  • Бралось обычное (“бытовое”) слово, и нагружалось специальным (“научным”) значением. “Работа” в физике — это отнюдь не работа в бытовом значении этого слова. Это самый частый способ, но он легко приводит к путанице со словами из бытовой речи.
  • Чтобы сделать речь точнее, термином делалось слово, для которого в бытовой речи не было известных значений. Для этого бралось обычное для иностранного языка, но необычное для родного языка иноязычное слово (чаще всего — с греческим или латинским корнем), и уже оно нагружалось специальным терминологическим значением. В русском языке прихватываемым словом может быть и английское бытовое слово, а не латинское или греческое — в русском-то оно не нагружено бытовыми значениями!
У нас в книжке термины выбраны (в том числе при переводе иноязычного текста — стандарта, методики, учебника и т.д.) по понятности их употребления в деятельности: кто поймёт это слово, из какого он речевого сообщества? Как пользователь создаваемой терминологии отнесётся к чуждому для него жаргону “экспертов” из другого речевого сообщества?

Вот пример из проекта “Архимейт по-русски”, в котором переводилась на русский язык терминология стандарта Opengroup ArchiMate 2.0 (http://ailev.livejournal.com/988360.html). Окончательные решения по оплате проектов информатизации на основании архитектурных документов айтишников принимает директор-не-айтишник. Архитектурные диаграммы составляются айтишниками соместно с неайтишниками, ибо неайтишники принимают решение о том, что в их деятельности поддержится или изменится в ходе проекта информатизации. Это означает, что мы должны в переводе использовать слова/термины, понятные неайтишным языковым сообществам, а айтишники как речевое сообщество пусть приспособятся! Так, software application стало “программой” (а не “приложением”), а business actor — “люди” (а не “бизнес-агенты” или “акторы”, которых по незнанию можно и с программой перепутать).

Профессиональные айтишники сначала возмущаются подобным “терминологическим произволом” (ибо это термины не их речевого сообщества), но потом после получения опыта внешних обсуждений с использованием “депрофессионализированной” терминологии говорят “спасибо, такой перевод помог”.

Примерно так же мы перевели semantic community: для специалистов из речевого сообщества лингвистов или даже айтишников привычней бы звучало “семантическое сообщество”, но мы попытались дать шанс что-то понять и неспециалистам из других речевых сообществ.
С другой стороны, мы используем тут жаргонное слово “айтишник”, а не “программист” — ибо нас заботит не только речь и привычные её термины, но и семантика, подразумеваемые терминами значения понятий: программист много уже айтишника — администратор базы данных, модельер данных, системный администратор, IT-архитектор, электронщик не программист, но айтишники. И да, можно было бы слово “айтишник” заменить словом “компьютерщик” — кому-то это было бы понятней. С учётом всего этого мы могли бы написать программист/айтишник/компьютерщик — чтобы никому не было обидно и было бы понятней, какое значение всех этих терминов мы имеем ввиду.

Если какой-то термин, для которого легко ошибиться в его значении, уже закрепился в языке какой-то узкой профессиональной группы (например, “управление” для governance), то в данном курсе будут использоваться вариант, который ведёт к меньшему числу ошибок понимания (например, governance как “подконтрольность”), и никакие “словари” и “стандарты” тут не указ. Если какой-то “процессный стандарт” (например, ISO 15288) под словом process имеет ввиду “практику” (в традиционном смысле стандартов ситуационной инженерии методов), то в данном курсе это будет “практика”, а не “процесс” (ибо характерной для процессов никакой особой развёртки во времени в этом “процессе” из ISO 15288 нет, там перечисляются именно “практики жизненного цикла”. Если вы попали в речевое сообщество “процессного подхода”, смело используйте слово “процесс” вместо слова “практика” — но знайте, что при этом вы теряете информацию по различению процессов и практик и речь ваша будет время от времени вызывать недоумение).

Очень часто за одним и тем же термином закреплено множество разных значений, так что уточнить значение даже очень распространённого термина никогда не бывает лишним. Например, Andries van Renssen (со стр. 79 тут: http://repository.tudelft.nl/assets/uuid:de26132b-6f03-41b9-b882-c74b7e34a07d/its_renssen_20050914.pdf) выделил следующие часто используемые значения для термина “функция” (function):
  • Подтип активности (поведения) -- процесса или события,
  • какой-то сущности в определенной роли или сделанной для определенной роли,
  • самой роли сущности, обычно это роль физической вещи, которую эта вещь играет в активности (поведении), [играемая роль и сущность, играющая роль — это разное! Роль Гамлета, сущность Пупкин]
  • указания на связь, например корреляция между какими-то аспектами: “ежели высота растёт, то давление падает”,
  • математическое отношение между числовыми объектами, определяющее их соотнесение/mapping.
Вот ещё пример — что подразумевается под отношением “мета”? При обсуждении одного из языков моделирования данных (MOF, meta-objec facility) было найдено, что слово “мета” (meta) используется обычно в шести разных значениях, выражая шесть разных типов отношений (слайд 8 в подробной презентации http://jtc1sc32.org/doc/N1751-1800/32N1764-WG2-Tutorial-OnMOF-forSC32.ppt):
  • Экземпляризация (тип -- экземпляр)
  • Группирование (тип-подтип), оно же категории (философские, а не из теории категорий! — термин “категория” любим самыми разными речевыми сообществами, и обозначает в них разное!)
  • Описание (описание -- всё что угодно)
  • Применение/стереотип (шаблон -- воплощение)
  • Основа-вариант (основная модель -- кастомизированная)
  • Выражение (абстрактный синтаксис -- выражение)
Не обращайте внимания на выбранные конкретные слова, никогда они не являются истинной в последней инстанции. Каждый раз пытайтесь понять, о чем идёт речь — какое значение слова имелось ввиду в каждом конкретном случае.

Использование терминов из стандартов не гарантирует однозначности, использование не-терминов не гарантирует многозначности говоримого. "Косил косой косой косой" -- ведь всё понятно, не правда ли?

В нашей книжке нет попытки делать точные определения и выбрать правильные термины. Есть попытка передать понимание наиболее важных понятий и предложить разные слова, которыми их можно обозначать. На вопрос “сколько будет дважды два” будут приниматься ответы и IV, и 4, и “четыре”, и four. Но не нужно обольщаться: ответы “горшок”, 5, “per aspera ad astra” приниматься не будут.
* * *
Это я потихоньку переписываю книжку по системноинженерному мышлению (её текущий июньский 2014 г. вариант лежит тут: http://techinvestlab.ru/files/systems_engineering_thinking/systems_engineering_thinking--TechInvestLab_2014.pdf). Понимать бы ещё, зачем я трачу на это время, вместо того, чтобы сразу переписывать текст по-английски.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments