Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Об институты

Побывал на очередных Щедровицких чтениях (http://www.fondgp.ru/lib/chteniya/xviii/abstracts), честно высидел до конца. Заявленная тема про институты инженерного мышления стала поводом шуток в кулуарах: кто-то пытался разбираться с институтами, кто-то с мышлением, в самом конце дело дошло совсем чуть-чуть до инженерии, а вместе ничего не получалось. Легко заявить тему, нелегко на эту тему думать и находить в реальности следы продумываемого. Это примерно как объявить, что "в языке у нас есть граф Дракула -- давайте попробуем его найти в жизни!".

Изо всех докладов лучший был у Федора Александрова, он попытался немного раскрыть связь инженерии и исследований через эксперимент (который обозвал "институтом", но можно ведь это родовое имя убрать и говорить просто об эксперименте -- зачем всуе этот "институт" поминать? Он ведь явно к дискуссии ничего не добавлял. Зато разговор про мышление и инженерию получился).

Я заострил вопрос, поднимаемый Фёдором так: за целостность инженерной части в какой-то момент времени в конце прошлого века был назначен системный инженер, который в начале 21 века уже сам развалился на инженера по требованиям, инженера-архитектора, инженера-интегратора и даже профессионально независимого от них инженера по безопасности (Файерсмит совершенно справедливо указывал, что инженер по безопасности тоже держит целое, поэтому должен быть системным инженером). А вот что в это время происходило с научной частью, кто отвечает за ее целостность?! Ответ Фёдора был: сейчас никто, тут дырка. Моя гипотеза: поскольку цикл инженерии (порождения артефактов) и науки (нахождение наиболее адекватных описаний) остался целостным, то системный инженер остался отвечающим и за науку тоже. Он просто должен интегрировать результаты исследований (разные виды компактных описаний, которые остались без их научной интеграции) в своей работе по порождению артефактов. Вопрос о том, что системный инженер сейчас сам распался на множество самых разных позиций, оставим пока за скобками.

Что же касается "института", то с ним самим ничего сделать нельзя -- он, как граф Дракула, почему-то в жизни неуловим. Но я заметил, что если брать не институт, а "институализацию", то вполне можно без потери смысла заменить это слово "стандартизацией" -- вместе со всеми сопутствующими формами прохождения этой стандартизации, эволюцией стандартов, появления обусловленной стандартами практики, enforcement и compliance стандартов и т.д.. И тогда мой доклад на этих чтениях трехлетней давности (http://ailev.livejournal.com/664154.html), где я заявил о жизни методологии именно в стандартизации, идеально вписывается по содержанию в эти "институциональные", то бишь "стандартизационные" чтения.

Собственно, все эти "институты" в языке представляют собой жуткий онтологический дребезг, как с "печатью" -- то ли это сам штампик, то ли оттиск штампика, то ли процесс отпечатывания, то ли множество всех произошедших оттисков штампика... А вот "стандарт", "применение стандарта", "стандарт де-факто" (ага, я знаю всю связанную с этим дискуссию) и т.д. вызывают много меньше вопросов. Другое дело, что институционалисты смотрят как раз не столько на standard bodies, а на всяческие стандарты де-факто, в том числе стандарты мышления (которые "не стандарты" ровно в том смысле, в котором профессиональные стандартизаторы-легисты не любят "стандарты де-факто", а юристы-легисты не любят обычное право).

Тут я подумал, что CYC выделил по состоянию на май 2001 года порядка 3.6тыс. микротеорий (слайд 13 в http://www.cyc.com/doc/tut/ppoint/Microtheories_files/v3_document.htm), а вот в 2007 году их было уже 23627 (http://www.cyc.com/doc/white_papers/FLAIRS07-AutoClassificationIntoAnOntology.pdf). Мне кажется, что поиски "институтов" как некоторых унифицирующих мышление и деятельность людей контекстов очень похожи на поиски вот таких микротеорий, в рамках которых люди привычно и автоматично мыслят и действуют. То есть "институтом" является отпечаток в жизни непротиворечивого внутри себя куска онтологии (который можно, как в CYC, на разном уровне иерархии контекстов) -- со всей вечной дискуссией про связь онтологии и жизни, описательности или реальности онтологии, придуманности или открытости и т.д.. А учитывая то, что в известных мне инженерных мирах их онтология обычно задаётся стандартами -- причем непротиворечивыми более-менее в одной отрасли, но притоворечивыми уже в рамках разных отраслей и уж тем более разных странах, то это инженерный заход вполне может быть распространен и на неинженерную жизнь, с попыткой выявить какие-то "стандарты де-факто" в виде хоть каких-то формально определенных (онтологических) непротиворечивых паттернов.

По крайней мере, в этих терминах стандартизации-онтологизации (как из мышления-описания в жизнь, так и из жизни в мышление-описание) очень легко понять и причины понятийной неуловимости "институтов" (я тут не про омонимию), и тематику возникающей вокруг в них полемики. Но в этих терминах гораздо легче предложить конструктивную программу исследований (получения максимально компактных описаний этой стандартизационно-онтологизационной "институциональной" жизни), а также обсуждать все эти стандартизационно-онтологизационные "институализации" в инженерном/созидательном заходе.

Но вопрос: если у меня уже есть компактное описание в терминах стандартизации и онтологизации, на кой ляд мне еще и "институт"? Я жизненный цикл нового стандарта как целевой системы и обеспечивающей системы для этого стандарта и без этих "институтов" опишу. А потом на этот птичий язык "институционалистов" пусть это описание переводят сами институционалисты. Рок-н-ролл всё одно от институционалистов ушёл, и живёт сейчас у стандартизаторов и онтологов-программистов-модельеров (ибо это всё в конечном итоге про одно).

Кстати, с 2009г., когда я делал доклад про стандартизацию на Щедровицких чтениях, я нашёл еще интересный момент -- место, где не столько живёт методология/стандартизация, сколько показываются места, где зарождается эта стандартизационная жизнь. Речь идёт об исследовательских фирмах типа Gartner (http://www.gartner.com): часто Gartner идентифицирует новую предметную область и даёт ей имя (какой-нибудь dynamic process management), а также показывает пальцем на тех, кто (по мнению Gartner) этими новинками занимается. Так люди из отрасли узнают о существовании друг друга, а затем приходят в стандартизационные комитеты, чтобы как-то договориться и институализироваться в этой жизни (гы-гы, используем это слово!). И пока в ходе стандартизационного процесса они не придумают самоназвание и не выработают свои определения и не добьются того, что окружающие будут пользоваться именно их стандартами, другие люди будут временно называть и оценивать их так, как их обнаружил и назвал Gartner или другая аналогичная фирма, выпускающая "отчеты", а не "стандарты".
* * *
Мой комментарий на самих Чтениях:
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments