Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Пишите, и обрящете (2001г.)

Когда-то я был колумнистом Компьютерры (http://www.computerra.ru/Authors/123/) -- а потом завёл себе ЖЖ, и писать для тогдашней сотни читателей моего Лабораторного Журнала мне понравилось больше, чем для тогдашней 35-тысячной читательской аудитории Компьютерры. Сегодня мне напомнили в связи с текущим викиликованием про мою старую колонку "Пишите, и обрящете" от 25 апреля 2001г. (http://offline.computerra.ru/2001/393/8860/). Вот она:

Я пишу эти строчки хмурым пасхальным днем. По ящику передают либо официальные сводки о победном прохождении пасхальных торжеств по территории скоропостижно уверовавшей родины, либо страсти по НТВ. Удивительно, как изменчивы убеждения.

Несколько лет назад еще неверующие, сегодня представители всех ветвей власти вдруг дружно и резко полюбили православие. Защищавшие совсем недавно святость частной собственности, журналисты НТВ отстаивают в эти дни право своего трудового коллектива игнорировать решение акционеров.

Мне не нравится тот сегодняшний российский информационный мир, который готовы предоставить мне политики, чиновники, церковники, журналисты и куча других профессиональных советчиков о том, как мне жить. К тому же я хорошо помню, что если ты не занимаешься политикой, то политика непременно займется тобой. Тут два выхода:

  • переделывать мир под себя - писать разумные законы, проводить во власть своих людей, побуждать сторонников к активным действиям, лезть на баррикады и т. д.;

  • действовать по любимой присказке шифропанков: не писать законы, писать код.

На баррикады я не полезу, любой успех в этом направлении будет временным. В этой гражданской информационной войне я выбираю более надежный путь - писать код.

Когда у меня есть свободное, без государственных и корпоративных закладок, железо и свободный программный код, я смогу обеспечить свободу своих линий связи, используя стойкую как к частным, так и к государственным вмешательствам криптографию. У меня дома, или в трубке моего смартфона, или даже где-то на удаленном сервере в нейтральных водах появляется возможность завести крохотный собственный информационный остров свободы, куда не дотянутся ни преступники, ни те, кто считает себя сегодня властью. Коды решают всё.

Это понял не я один. Бегемоты музыкальной и программной индустрии лихорадочно пытаются писать коды программ, защищающих их текущую монополию на распространение музыкальной, видео- и программной информации. А индивидуалы-одиночки, действуя сообща, тоже не теряют времени: изобретают информагентства типа slashdot.org, а также оттачивают код пиринговых систем, освобождающих информацию.

Мне не нравится, когда четыреста человек НТВ начинают считаться ключевыми для существования свободы слова в полуторастамилионной стране. Видеокамеры на сегодня доступны отнюдь не только профи-репортерам, нелинейный монтаж уже не требует миллионов долларов на оборудование, да и дедуктивный метод освоен не только проводящими расследование известными журналистами. Каждый человек в ближайшие пять-десять лет получит техническую возможность стать сам себе церковью, газетой, библиотекой и телецентром. Нужно просто не прекращать технических усилий: еще не все необходимые коды написаны, не все линии связи проложены, и не все оборудование изготовлено.

Но уже сегодня я подписан на газету, печатающую материалы только обо мне любимом. Это Яндекс регулярно посылает мне результаты поиска по слову «Левенчук». Газета про меня отгружается в одном электронном экземпляре, и она сегодня независима. А когда я буду уверен, что моя газета стала зависимой (а это неминуемо происходит со всеми централизованными сервисами), я начну пользоваться пиринговыми поисками. Коды, которые мы пишем, технически должны гарантировать отсутствие двери, куда может прийти Большой Брат в любом из своих обличий. У Napster была такая дверь, и ничего хорошего из этого не вышло.

Итак, я не буду вещать, я буду давать доступ к своим любимым текстам, музыке, видео, программам. Реальная свобода слова возможна только при технической инфраструктуре, которая технологически гарантирует мою свободу выкладывать в общественно доступную компьютерную память любые последовательности бит, а также давать людям доступ к ним и защищать эту информацию от любых посягательств. Я с удовольствием выплачу свой налог на свободу (отдам циклы своего процессора и память своего винчестера, а также оплачу канал связи) для построения инфраструктуры свободы, в которой никакая власть и никакие преступники не смогут контролировать мою информацию. Я сам хочу определять, что, у кого и в какой последовательности мне смотреть и читать, и какую собственную информацию я хочу обнародовать.

Я справлюсь. Я напишу для этого код или возьму код моих друзей. Если у меня будет доступ к информации, я без труда найду таких друзей. Мы вместе напишем код, который утрет нос и бандитам, и чиновникам. Да, обязательно и чиновникам тоже - ибо я точно знаю всю пагубность тех законов о свободе слова, которыми они сейчас озабочены. Мне не нужны такие законы, я лучше сосредоточусь на написании кода, чтобы эти их законы оказались не вредными, а просто бессмысленными. И тогда эти политики, чиновники, попы, педагоги, журналисты, писатели, менеджеры и даже юристы вдруг поймут, что их свобода говорить отнюдь не тождественна моему обязательству слушать.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments