Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Самый крупный инфраструктурный проект в мире: сверхскорый поезд Лондон-Пекин

17 стран Азии и Восточной Европы будут связаны крупнейшим инфраструктурным проектом в мире: скоростной (320км/час) китайской железной дорогой -- http://www.inhabitat.com/2010/03/15/china-to-connect-its-high-speed-rail-all-the-way-to-europe/. Это в дополнение к собственно внутрикитайским проектам -- http://www.thetransportpolitic.com/2009/01/12/high-speed-rail-in-china/ (http://www.thetransportpolitic.com/2010/03/09/china-promotes-its-transcontinental-ambitions-with-massive-rail-plan/).

Мне неважно, китайцы это, испанцы (у которых тоже ой-ой какие программы по скоростным железным дорогам), или представители одной седьмой части суши -- мне важно, что какие-то инженеры могут замыслить, а затем исполнить такой огромный проект, и я подозреваю, что в срок и в соответствии с бюджетом -- чай, на дворе уже 21-й век, а не 20-й.

Я бы различил три типа систем:
1. делали люди, но не люди проектировали (это слова Хайека про "спонтанный порядок": рынки, общества, государства и т.д.).
2. делали люди, задумывали люди, но проекта в обычном смысле не было (все системы, основанные на тщательно разработанных наборах стандартов -- электросеть, транспортная сеть, интернет, сотовая телефония, штрихкоды на розничных товарах)
3. делали люди, и проектировали люди: компьютеры, небоскребы, подводные лодки, и вот такие проекты, как сверхскоростной железнодорожный маршрут Лондон-Пекин.

Я, кажется, начинаю понимать, что в этом всем мне наиболее интересно: замысел в проектах второго и третьего рода -- стадия старт-апа, на которой нужно убедить в осуществимости и полезности малопонятного и невиданного прежде огромного проекта много-много людей, каждый из которых тщательно ищет не столько возможности для осуществления твоего проекта (у них ведь и своих проектов более чем достаточно), сколько указывает на риски, выискивает ошибки и пытается разубедить в достойности целей.

Меня всегда удивляло, как в романах-эпопеях на первых страницах показывалась мирная жизнь, через сто страниц уже вся страна жила в совершенно другом режиме, а еще через двести страниц страдания и смерть касались буквально каждого на огромных территориях. Я никак не понимал, как такое происходит -- как из легкого ветерка человеческих намерений вдруг получается безличный ураган событий. Но в эпопеях обычно показывают системы первого типа, и сравнение их с погодой вполне правомерно. А вот системы второго и третьего типов делаются вполне сознательно, и мне крайне интересно, как блестящая и безумная на первый взгляд мысль (например, "давайте сделаем сверхскоростной железнодорожный маршрут Лондон-Пекин") вдруг превращается в скоординированное и упорядоченное движение огромного числа людей.

Пока я знаю одно: по свидетельству Анри де Гиус (в книге "Живая компания" он описывает опыт принятия крупных проектных решений в Shell) моделирование в сверхсложных проектах позволяет принимать решения втрое быстрее при сравнимом качестве. Моделирование -- это скороварка для принятия решений большим числом заинтересованных лиц. Еще одна скороварка -- это правильно составленное обоснование мероприятий проекта, примером чего могут служить карты действий и результатов Голдратта. Похоже, что подобный методический инструментарий (ага, ситуационная инженерия методов!) позволяет ныне неотчуждаемое от харизматических личностей искусство старта инфраструктурного проекта в обозримом будущем делать вполне воспроизводимой "специально обученными людьми" технологией.

А пока смотрим на китайских (испанских, американских и даже российских) инженеров и менеджеров и восхищаемся их умением сначала так сформулировать замысел чего-то заманчивого, но сверхсложного, чтобы потом этот замысел обязательно претворился в жизнь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments