Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Влияние на власть. Влияние мимо власти. Компетентность и политика.

Провел практически целый день на круглом столе у david_gor.

Сделал доклад по презентации фирмы Franz inc. (http://www.franz.com/) под условным названием "Будущее, которого вы боялись, уже наступило". Настоящее название доклада Selecting the RIGHT database for your project (Relational vs. RDF Triple Store) -- http://agraph.franz.com/services/conferences_seminars/semantic_technologies_v14.lhtml. Краткое содержание моего доклада по чужим слайдам: фирма, которая много лет занимается софтом для задач искусственного интеллекта и разными типами баз данных, разработала систему управления базами данных, в одном флаконе позволяющую объединять запросы геопространственных систем, социальных сетей и систем реального времени. Запрос, который приводится в презентации -- "Найди все встречи, которые были в ноябре в радиусе 5км от Беркли, которые посетил наиболее важный человек среди друзей Яна и друзей его друзей". Ну, а дальше этот движок (который работает на картах планетарного масштаба и держит социальные сети в миллионы людей с практически мнгновенным временем отклика, да еще и запросы возможны параллельно с загрузкой данных) предлагается разным социальным сетям -- от социальной сети семейных фотографов фирмы Кодак до социальной сети работников ЦРУ. Еще одно интересное свойство такого движка -- федеративность, что означает возможность слипания нескольких разных баз данных, устроенных на этой технологии. К слипшейся базе данных немедленно возможны произвольные заранее не программируемые вопросы.

Основная дискуссия этого круглого стола -- дискуссия по отношению к влиянию на власть. Вот типичные формулировки, сводящиеся к одному и тому же:
а) сохраняем/защищаем ли мы старое под натиском разбушевавшейся власти/сингулярности (консерваторы) или строим что-то новенькое в ожидании, что старое само рухнет?
б) приложением наших сил являются власти, на которые мы хотим влиять (нынешние, или после развала государства какие-нибудь "паханы" -- власти-то всегда есть), или мы делаем автономные структуры, сами по себе являющиеся властью по отношению к своим членам, а от власти "отстраиваемся"?

Все самоопределялись и помогали самоопределяться друг другу. Я определился так, что не хотел бы заниматься вопросами непосредственного влияния на власть ("руления властями"), а хотел бы заниматься автономными структурами, которые влиятельны сами по себе, а не заточены под "влияние на власть". Власти сейчас будут приходить и уходить, а такие автономные структуры помогли бы существовать людям как в период властья, так и в (много более ужасный в текущей культурной ситуации) период безвластья.

На обратном пути мы обсудили с oxford_law вопрос о том, почему я уже не занимаюсь тем, чем активно занимался десяток лет тому назад -- копирайтом, персональными данными, прослушкой, анонимностью и т.д.. Просто прошло десять лет, и этим сейчас не занимается только ленивый -- и уже понятно, чем дело успокоится во всех этих случаях. Существование альтернативных копирайту бизнес-моделей сейчас очевидно. Про проблему персональных данных все знают, но раскрывать персональные данные оказывается очень удобно. Прослушка мало кого волнует. Анонимность всех задолбала. Жизнь очень четко взвешивает удобства и опасности, и никто не требует убрать из домов электрические розетки на основании того, что в них опасные 220вольт, а дома дети. Это, конечно, не означает, что никого никогда не бьет током. Бьет, конечно. Но угрозы и выгоды людьми взвешиваются, а дальше разговор превращается в разговор политический -- одни люди пытаются объяснить другим людям их "настоящую выгоду" и описать "настоящие угрозы". Ну, и все это осложняется тем, что технологии непрерывно меняют эти выгоды и угрозы, неравномерно добавляя то к одним, то к другим. Тут все уже понятно, полно экспертов, и только ленивый не рассуждает на эти темы.

Мне же интересно пообсуждать о другом. Например, о том, кто обладает теми самыми неотъемлемыми правами -- кто тут "человек". Вопрос с больными, детьми, животными и роботами. Права людей быть людьми и принимать ответственость за свои поступки появляются в непонятный момент, и этот момент крайне интересен для всех дискуссий про "естественное право", "рабовладение и либертарианство" и т.д.

Вот, например, табличка возраста, с которого разрешается заниматься сексом по согласию: http://turist.rbc.ru/article/13/02/2009/144511. В этой табличке интересен не тот момент, в котором филиппинцы разрешают делать это с 12 лет (но тот, кто младше, не должен делать это за деньги!), а габонцы -- только с 18. Более интересна постановка вопроса, к которой потихоньку двигаются европейские страны (да и США): ежели особой разницы в возрасте нет, то -- вперед практически в любом возрасте. А если особая разница в возрасте есть, то младшенький должен быть не слишком младшим, или доказать в суде, что он душой и телом по развитию схож (но не круче) младшего. Эдакий "сексуальный антимонопольный закон", который защищает "невинных младенцев" от "ушлых взрослых", и дополнительно "уравнивает шансы", запрещая оплату. Вот эта размытость границы, отделяющей детей, не полностью владеющих своим телом (а имуществом -- как продолжением тела) от взрослых, которые ответственно владеют своим телом (и своим имуществом) и интересна. Чем права детей отличаются от прав взрослого? Почему права двух двенадцатилетних по отношению друг ко другу такие же, как права шестидесятилетнего по отношению к двадцатилетнему, но права двадцатилетнего к пятнадцатилетнему совершенно иные?

Эта тема прав взрослых, детей, собачек, роботов -- интересна (см., например, мой пост "люди, дети, собачки, роботы") -- http://ailev.livejournal.com/645241.html. Мало кто сейчас обсуждает эти вопросы, поэтому и интересно. А когда эти вопросы начнут обсуждать все подряд, то обойдутся уже и без меня, мне еще будет что-то интересно.

А в области политической деятельности я определился окончательно -- пытаюсь сделать проект, соответствующий моему предложению в диалоге с kuznetsov (http://kuznetsov.livejournal.com/147487.html?thread=829727). Там я обсуждал, что легче всего получить несколько тысяч человек, которые понимают различия между ролью, должностью и конкретным человеком, обучая людей в коммерческих организациях "лучшим практикам" -- хотя для этого нужно сильно попотеть (перевести эти практики на русский язык как минимум, разработать методики обучения, научиться измерять эффективность этого обучения и т.д.). И таким способом можно ликвидировать политическую безграмотность по всем остальным вопросам, подготовив головы к использованию необходимого понятийного аппарата. Например, можно обсуждать необходимость выяснения всех и разных мнений в порядке "демократического обсуждения", а можно вставить в голову человека необходимость работы со стейкхолдерами (включая технику выявления их коренных интересов, которая в "политических" традициях обсуждается в контексте "эффективных переговоров" и конфликтологии).

Мой пойнт сейчас такой (в духе подхода PraxOS): лучшие методы работы в бизнесе или инжиниринге не слишком отличаются от лучших методов работы в политике -- ежели речь не идет о целях, которые достигаются этими методами. Поэтому можно учить людей политике, а можно -- бизнесу или инжинирингу. Но людей, которых научили бизнесу или инжинирингу, гораздо легче научить "правильной политике" -- в том числе и объяснить им, в чем бизнес или инжиниринг отличается от государства. Это объяснение -- важнейший второй такт, без этого второго такта никаких общественно-политических целей не добьешся. Но без первого такта обычный человек "с улицы" сегодня даже не поймет, что ему пытаются объяснить. Я надеюсь, что завтра придется объяснять что-то другое, более продвинутое, а люди "с улицы" будут владеть мыслительными техниками сегодняшних политэкономов уже в десятилетнем возрасте. Но пока мы имеем то, что имеем. Это нужно признать, и понимающих собеседников готовить специально -- хотя бы несколько тысяч человек. Но их нельзя готовить на материале политики. В стране, где прямо сейчас нет никакой политики, интерес к абстрактному мышлению в этой сфере нулевой. Получить десяток единомышленников за десяток лет упорной работы -- это неинтересно. Все оппозиционеры демонстрируют сегодня ровно такие результаты. Политика сегодня людям неинтересна, это нужно признать.

С умными людьми можно хоть что-то обсуждать. Глупые люди могут только смотреть телевизор и голосовать за симпатичных. Я буду пытаться получить несколько тысяч умных, обсуждая с ними отвлеченные от политики темы системной инженерии -- чтобы (как я надеюсь) обнаружить, что им интеллектуально доступны политические рассуждения и организационные умения совершенно иного уровня, нежели до их занятий этой самой системной инженерией. И когда массовый интерес к политике проснется, будет несколько тысяч (десятков тысяч? сотен тысяч?) деятельных человек, с которыми можно будет обсуждать сложные политические темы, не опасаясь за то, что они путают людей и должности, забывают о различных стейкхолдерах или не в состоянии различить утилитаристов и деонтиков.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments