Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Регулирование на закате

1. Похоже, Россия испытывает на себе экстремальный нью паблик менеджмент: стремительную корпоративизацию государства (и общества). Это полностью соответствует сценарию ускоренного распада известного нам типа государства, только проводится в России, как издавна водится, революционным путем. Проще всего думать про корпорации как про неродовые семьи -- масоны, мафии, правящие партии-без-идеологии и т.д.

2. Судя по всему, это развитие событий происходит не только в России, но и повсеместно. Желающим продолжить жизнь в текущей политической парадигме совсем скоро придется искать другой глобус. К тому же неродовой семье очень просто быть и международной, поэтому "заграница нам поможет" -- это еще неизвестно, чему поможет эта самая "мировая закулиса". Как предсказывал Ван Кревельд и многие другие, традиционной state-государственности приходит кирдык, причем повсеместно. Закат текущей государственности -- это рассвет новой государственности, или негосударственности, или корпоративности, или еще чего-то, с чем нужно разбираться специально. Боюсь, пока нет такой теории/практики, в которой были бы сформулированы идеальные объекты (концепты, понятия -- онтология) для плодотворного анализа этого нарождающегося не-пойми-чего. Онтология либерализма на данный момент совершенно непроработана, праксиология при ближайшем рассмотрении оказывается тоже не слишком "логией", а уж об онтологии современной государственности и говорить не приходится. Для новой ситуации используются старые слова, неприменимые к ней в принципе -- "президентская республика", "парламентская республика" и т.д. Боюсь, что это уже не такие важные различалки, как это может показаться: настоящее (т.е. соответствующее онтологии) устройство современной власти идет мимо этих слов, мимо Конституций.

3. Закат текущей государственности означает, что традиционному госрегулированию вместе с его принципами тоже приходит каюк. В настоящий момент на сцену выходит регулирование, устроенное корпоративно -- и можно только гадать, временное ли это явление на несколько лет, или же реализация тренда (в котором "корпорации" могут оказаться совсем не тем, что о них можно вообразить по текущим проявлениям). Конечно, этот уродец выглядит отвратительно, ибо его эталоны красоты совсем не соответствуют текущим эталонам красоты (книжным, конечно -- в жизни это все одна непрерывная линия разных форм ограничения насилия, она и не прерывалась никогда). Вопрос, насколько утопичен мир, в котором все соревнования исключительно спортивны и победители вежливо соглашаются поменять правила, чтобы новички с их новыми (или хорошо забытыми старыми, но идущими в текущих обстоятельствах "на ура") технологиями победы имели шанс.

4. Регулирование на закате вестфальской государственности может быть устроено четырехуровнево:
-- международный (мировой закулисы, "коалиция захвативших свои государства");
-- ошметков национального государства (захваченных какой-то корпорацией, или их коалицией, а иногда и поставленных "сверху" порулить);
-- отраслевого уровня (одной корпорации "контролирующих тему", которой "сверху" дали право порулить)
-- уровня предприятия (микрокорпорация, которой "сверху" дали право порулить)/квартала или даже дома.

Интересно не только то, что происходит на самом верху, но и то, что происходит на самом низу: по факту вопросы записи телефонных разговоров и просмотр почтовых эккаунтов "предприятием" обсуждаются не меньше, чем то же самое "государством" -- ведь побеждающий new public management как раз и говорит, что принципы тут должны быть одни и те же! Разборка того, что происходит с предприятием в эпоху new public management (я даже не имею ввиду "социальную ответственность") должна быть весьма интересной.

Регулирование власти (межкорпорационное) при этом устроено так, чтобы поддерживать текущую корпорацию у власти вечно. Конституция при этом низводится до уровня "обычного закона", фиксирующего "обычную договорку лоббирующих сторон" (см. http://bbb.livejournal.com/1239289.html двухлетней давности и российский вариант реализации этого подхода http://k-p.livejournal.com/33102.html).

Регулирование остальных конфликтов (отраслевых, рыночных, гражданских и т.д.) устроено так, как придется -- лишь бы это не связывало руки корпорациям (или сильнейшей корпорации) в их произволе -- "деспотическом", "прогрессорском", "личнообогатительном", "захватническом других корпораций" и т.д.. Именно в этом регулировании должны быть прописаны средства (поскольку цели, как известно, могут быть сформулированы любыми).

5. Дальше нужно определиться: занять ли роль ученого-наблюдателя и бесстрастным анализом фиксировать все плюсы и минусы (в каких областях жизни при таком повороте дел насилие уменьшается, в каких оно многократно вырастает) текущего положения дел, или поробовать влиять на ситуацию, понимая все
а) про плеть и обух;
б) шаг на раздачу государственной власти госкорпорациям одним из первых шагов к реальной приватизации жизни;
в) возможность реализации либертарианской утопии в ее худших киберпанковских проявлениях как "силовой войны всех со всеми в рыночном обществе высоких технологий";
г) неустойчивость и переходность этого варианта регулирования перед лицом новейших сетевых/флешмобовых технологий с одной стороны и технической сингулярностью с другой стороны. В любом случае, речь идет об "окне возможностей", а не о каком-то сверхдолгострочном тренде типа существования суверенных государств вестфальского типа, который продолжался несколько сотен лет.

6. Интересно, как могло бы быть устроено регулирование уровня госкорпораций? Это интересный пример институционального дизайна. Выкрутить его сейчас можно куда угодно, и интересно было бы его выкрутить так, чтобы уменьшить а) текущий уровень насилия, б) следующий уровень, когда этот дизайн будет смываться очередной революцией (не контр-революцией, т.е. откатом к текущему или вчерашнему состоянию, а накатом на что-то следующее -- и необязательно лучшее, чем госкорпорации).

В частности, вопросы:
-- соотношение между внутренним корпоративным и внешним международным отраслевым (авиационным, морским, атомным, космическим, биоэтическим, натотехнологическим и т.д.) правом?
-- если есть свои войска, то они "внешние" или "внутренние" тоже? А "международные" войска в обеспечение?
-- есть ли свои суды? (я не ставлю вопрос об их оформлении: механизм третейского суда, конечно, можно выкрутить в эту сторону так, что мама не горюй -- записать третейскую оговорку прямо в какой-нибудь закон)
-- есть ли свои "отраслевые территории" (опыт-то тут есть: те же ЗАТО), их статус правовой автономии.
-- что входит в "отраслевое право", а что в "общегосударственное"? Как переплетаются "свои" надзоры и "надзоры сверху"?
-- какая могла бы быть норма развития событий, какая патология? Какие институциональные механизмы нужно встраивать, чтобы не было патологии?
-- как переплетаются рыночные и нерыночные механизмы?
-- отраслевая промышленная политика: цеховой наезд на другие отрасли (и защита от них)? организация "добросовестной конкуренции" внутри отрасли? объединенная конкуренция "своих" с отраслями других государств (в согласованном с "мировой закулисой" объеме -- вспомните договор о нераспространении, Киото и т.д.)? выполнение "общественно значимых" проектов (сдерживание цен в преддверие выборов, например)?
-- место отраслевого техрегулирования (какие реальные опасности оно может обслуживать? как задавать их уровень -- и не делается ли это "уровнем выше"?), включая стандартизацию (ведь стандарты не выживают в сверхбюрократических средах, которые можно ожидать в госкорпорациях, им нужны рыночные консорциумы -- но реальные рыночные войны могут идти именно вокруг стандартов, поэтому могут быть созданы очень странные механизмы в этой области)
-- лицензирование и другие жесткие способы контроля входа на рынок.
-- опора на госзаказ и промышленная политика вокруг этого.
-- технологии двойного назначения и их регулирование.

7. Корпоративизация -- это отнюдь не единственный сегодняшний тренд, что делает задачу еще более увлекательной. В числе других трендов можно назвать
-- глобализацию (формальные границы государства имеют все меньшее и меньшее значение);
-- по факту гармонизация законодательства (перекрестное заимствование друг у друга самых разных законодательных новаций);
-- появление новых управленческих/пиарных технологий, в том числе для p2p-сетей;
-- неминуемое появление новых технологий (а хоть тот же термояд. Или искусственный интеллект), которые могут существенно поменять текущие рыночные балансы.
-- крах мировой пенсионной системы, крах мировой финансовой системы;
-- смещение права в информационную сторону (как минимум, развал текущего законодательства в мировом масштабе);
-- "войны международных стандартов", в которых денег задействовано чуть ли не больше, чем в гонке обычных вооружений.
И так далее. Без международной рамки все эти "государственные" и "отраслевые" разговоры сегодня невозможны.

8. В текущей ситуации нужны свежие идеи (идеология, принципы, принципиальная политика, теории и т.д. -- см., например, http://kuznetsov.livejournal.com/97010.html), ибо старые запасы уже совсем неадекватны нынешней ситуации. Но, похоже, что новые идеи можно изобрести только в какой-то деятельности. Иначе это будут отвязанные от реальности (не "прагматичные", а именно что отвязанные от реальности, утопичные или даже по факту вредные -- реализация которых приведет к прямо обратному от ожидаемого результату) идеи.

9. Это я не к тому, чтобы возобновить sk_ru. Наоборот, это фиксация того, что старые формы себя исчерпали. Какой, к черту, в текущей ситуации "кабинет"! И доклад о "Промышленной политике" можно было бы поглядеть еще раз -- не пришла ли пора выпустить очередную версию, опираясь на уточненную онтологию. При этом ответить на вопрос, чья именно в текущей ситуации это могла бы быть политика (я не фамилию, разумеется, спрашиваю -- покажите мне институт, который ее мог бы реализовывать и вставьте в текст предложения по его формированию).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 41 comments