Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Архитектурные требования к мышлению

Мои архитектурные требования к мышлению – это его абстрактность, адекватность, осознанность, рациональность. Я ничего не говорю о том, как устроено мышление внутри, но я требую от мышления полезного внешнего поведения на его внешней границе: мышление должно быть абстрактно, адекватно, осознанно и рационально.

Абстрактность – это главное требование, нам в мышлении нужно абстрагироваться от неважного и сосредоточиться на важном. Мышление моделирует мир, а не отражает его в полноте всех ненужных деталей. Мышление должно отделять зёрна от плевел и оперировать зёрнами. Мышление должно уметь отвязываться от индивидов и мыслить типами, прототипами, абстрактными понятиями: мы не знаем, что у мышления внутри, но требуем какого-то обобщения с опусканием ненужных для предмета мышления деталей. Нам нужна абстрактность в сложных ситуациях, мы хотим уметь планировать и проектировать впрок, мы хотим работать с целыми классами и типами ситуаций. Без абстрагирования мы не сможем переносить опыт одних ситуаций на другие, мы не сможем эффективно учиться, мы не сможем создавать языки, обслуживающие коллективное мышление – языки позволяют обмениваться самым важным по поводу обдумываемых ситуаций, они очищают общение от неважных подробностей.

Адекватность – это возможность проверить, связано ли наше абстрактное мышление и порождаемые им описания ситуаций с реальным миром, или оно оказалось отвязанным от вещного мира и у нас нет способов проверить его результаты, соотнести его результаты с реальным миром. Адекватны ли наши мыслительные представления о ситуациях реальному (т.е. существующему независимо от нас, материальному) миру? Или мышление нас обманывает и предлагает какие-то неадекватные представления? Нам нужно практичное, применимое для действия мышления, мы хотим быть адекватными и не отрываться от реальности.

Осознанность – это возможность понять, как мы мыслим, как мы рассуждаем. Если мы просто «имеем интуицию», это нас не удовлетворит. Мы не сможем научить других мыслить, научить их повторять наши рассуждения. Мы не сможем заметить ошибку в нашем мышлении, не сможем его улучшить или изменить, не сможем выучить другой способ мыслить, ибо мы его не будем замечать, не будем его осознавать. Мы не сможем удерживать внимание в мышлении, ибо нельзя удерживать внимание на том, чего не осознаёшь. Мы не сможем предъявить неосознаваемое нами мышление для проверки со стороны логики и рациональности, не сможем сознательно принять решение о том, что в той или иной ситуации нам достаточно от мышления интуитивной догадки, а не строгого рационального рассуждения. Мы хотим знать, о чём мы размышляем, как мы это делаем, мы хотим иметь возможность выбирать – мыслить нам о чём-то или не мыслить, мы не хотим быть бессознательными мыслящими автоматами. Мы хотим быть осознанными в мышлении, мы должны учитывать не только мышление, но и наличие самого мыслителя.

Рациональность – это возможность провести рассуждение по правилам, логичное рассуждение. Это возможность отстроиться от своей биологической и социальной природы, не делать связанных с этим ошибок. Рациональность – это возможность проверить результаты быстрого образного интуитивного мышления на отсутствие ошибок, нарушений правил, возможность задействовать опыт человечества в мышлении. Это возможность явно (хотя бы в диалоге с самим собой, то есть осознанно) обсудить эти выработанные цивилизацией правила хорошего мышления, обсудить логические основания мышления, обсудить допустимость или недопустимость использования каких-то отдельных приёмов мышления. Мы не хотим ошибок мышления, поэтому мы должны быть рациональными, мы должны уметь распознавать ошибки мышления у себя и других, мы должны уметь выразить результаты мышления так, чтобы уменьшить число ошибок при восприятии наших результатов другими людьми. Мы хотим быть рациональными, нам нужно уметь делить задачи на части (рацио – это ведь «деление"), мы не хотим чистой образности-интуитивности или чистой эмоциональности-спонтанности, хотя мы не отрицаем их необходимости, но нам прежде всего нужна цивилизованность в мышлении, использование лучших достижений цивилизации в том, как мыслить.

Все остальные требования к мышлению – это или частные варианты, или сочетания представленных. Так, «сильное мышление» обычно сводится к хорошему абстрагированию и адекватности, «мудрость» – это просто другие слова для адекватности, «творческое мышление» – это задействование правильного абстрагирования, «рефлексия» – это осознанность, но только не на текущую ситуацию, а уже прошедшую.
Мы вовсе не имеем ввиду, что человек, умеющий абстрактно, адекватно, осознанно и рационально мыслить, сможет решить любую задачу. Нет, для этого ему нужно обладать ещё и предметными мышлениями – по практикам менеджмента, инженерии, технического предпринимательства, других видов человеческой деятельности. Каждая деятельность имеет какое-то своё специфическое предметное мышление, позволяющее мыслить быстро и без типичных для новичков в этих деятельностях ошибок.

И уже потом должна обсуждаться архитектура мышления, те важнейшие решения (осознанность!) по основным принципам его организации, по его структуре, составу частей и их взаимосвязей, которые должны удовлетворить архитектурным требованиям. И в этой архитектуре мышления выделяется "цивилизационная платформа", которая и должна обеспечивать выполнение этих архитектурных требований абстрактности, адекватности, осознанности, рациональности.

Научение мозга работать с мышлением на уровне этой платформы -- основа обучения любому мышлению, это интеллектуальный фитнес (fitness), готовность к мыслительному действию. Это всё в мышлении нужно "накачать" и "разработать" (как мышцы и суставы для готовности тела к движению -- мозг ведь тоже тренируем, он пластичен!) для того, чтобы дальше иметь возможность абстрактно, адекватно, осознанно и рационально мыслить в какой-то культуре, в каких-то паттернах мышления, на следующем уровне специализации мышления: будь это более специальная по отношению к "просто мышлению" культура системного мышления, вычислительного мышления (computational thinking), танцевального или спортивного мышления в его многочисленных изводах разных жанров танца и видов спорта, или какого-то ещё более специального и быстро меняющегося в своих самых разнообразных мыслительных практиках инженерного или менеджерского мышления. Дальше можно обсуждать, насколько само мышление паттернировано, насколько оно импровизационно в части комбинирования паттернов, насколько спонтанно и хороша ли эта спонтанность, и много чего ещё обсуждать. Впрочем, я всё это обсуждал уже не раз в своих самых разных текстах про мышление (хотя и немного в другой терминологии), и ещё буду не раз это обсуждать. Ссылок не даю, их всё одно будет слишком много.

UPDATE: дискуссия в фейсбуке https://www.facebook.com/ailevenchuk/posts/10209965413425988 и https://www.facebook.com/groups/771940449578453/permalink/1124132284359266/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments