Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Не пишите законы, пишите код. И обучайте код.

Не утерпел -- сходил поглазеть на Виталика Бутерина, отвечающего на вопросы активистов финтеха (https://www.facebook.com/events/1735666806656933/). Таких активистов набрался полный зал сколковского Гиперкуба, плюс ещё полный балкончик. На вопрос "а сколько тут майнили эфир" неожиданно подняло руки ползала (хотя на вопрос "а сколько писало софт" рук было поменьше -- но человек пятнадцать таких всё-таки было).

А на самой встрече я опять не утерпел -- и задал вопрос, который в зале никак не могли сформулировать: "если пятеро тебе говорят пьян, то иди и проспись. Если несколько сотен человек говорят регуляторам финтеха, что в России что-то не то с этим регулированием, что всё плохо -- а регуляторы отвечают, что всё оки-доки и нормуль, то как у представителей этих регуляторов с когнитивным диссонансом? Не возникает? Как справляются?". Представители регуляторов отвечали странное -- от "если вдруг ваши криптовалюты отказываются принимать, куда вы пойдёте качать права? Вот этого не хотим!" до "если партия прикажет сделать отечественный эфириум, то мы справимся" (на что Бутерин не выдержал, и ответил, что кнопочка fork в github эфириума для этой цели будет самое оно).

Из интересных содержательных замечаний -- в случае сложных сделок нельзя перед их регистрацией их проверить "просто", нужно тщательно разбираться. Например, простых сделок на рынке той же недвижимости не бывает. Таких ситуаций много, и я подумал, что проверка сложных сделок могла бы быть одной из задач для машинного интеллекта.

В этом месте вдруг от опытных участников панели прозвучало несколько советов идти в какие-то цифровые сервисы, где всё уже давно "в цифре" и нужно просто "вот тут подписать". А если где-то рядом присутствует "реальный мир" -- то пока не соваться. Я тут подумал, что это "только подписание", когда всё уже в цифре будет абсолютно дешёвым, как HTTPS в браузере и никакая бизнес-модель тут не справится. Наоборот, деньги будут где-то на стыке с реальным миром.

Традиционно обсуждалось, что инфраструктурщики финтеха почему-то не мигрируют в блок-чейн и криптовалюты стройными рядами, а всё задают и задают какие-то вопросы. Хотя уже все технологии готовы. Я помню, как ситуация развивалась на рынке ценных бумаг, когда его ещё не было. Программист, ваяющий код для очередной программы регистрации или депозитарного учёта ценных бумаг -- это было самое простое. Технология баз данных со всеми необходимыми подписями была доступна тогда централизованная, сейчас распределённая. А дальше начинались сложности с регламентами и правовыми обоснованиями, описаниями рисков и их бумажным прикрытием. Это было и раньше плохо и дорого, а сейчас ещё хуже и дороже -- ибо технология блокчейнов идёт поперёк текущей правовой традиции.

Проблемы блокчейнов и криптовалют в финтехе лежат не в собственно блокчейнах и криптовалютах как в технологиях. Нет, они лежат в использующей системе: там полно всяких стейкхолдеров, которые хотят разного всякого, включая внятные ответы на юридический статус оформляемых этими совсем уж безбумажными технологиями сделок. И простой ссылкой на "электронную подпись" тут не обойдёшься: вся отечественная правовая система, основанная на вещном праве и вещной трактовке прав собственности будет сопротивляться. Внятные ответы можно будет получать, только когда вещное право будет перетрактовано и станет обязательственным -- и уйдёт от бумаги как основного носителя "юридической силы" и истины в последней инстанции для всех юристов.

Это огромная тонкая правоведческая работа, вопрос о которой поднимался с 1990 года много раз. С моим участием последние разы этот вопрос поднимался в рамках "Электронной России" по линии МЭРТ, тогда предлагалось переписать куски Гражданского кодекса на предмет увода его от опоры на бумагу -- ибо eGovernment как раз такими вопросами, по идее, и должно было заниматься. Ход тогда был на создание Информационного кодекса, http://inforeg.livejournal.com/14472.html (круглый стол в Минэкономразвития в августе 2006), обоснования см. в http://elrussia.ru/files/61334/informreg2005.doc -- и с тех пор немного изменилось, воз и ныне там. И да, "раскрытие информации государством", "персональные данные", "смарт-контракты", "сообщение в соцсетях" вдруг оказываются из одной и той же правовой действительности в самом её основании, даже если конечные аспекты интересуют порознь финансовых регуляторов и каких-нибудь омбудсменов.

Основной вопрос, который решается всеми этими правовыми рельсами, которые нужно проложить для новых (да и старых) информационных безбумажных технологий -- это возможность для юристов более-менее однообразно и уверенно отвечать на вопрос "с какого момента". Поверьте, это очень хитрый вопрос: с какого момента можно сказать, что перешли или удостоверены права собственности, с какого момента получен доступ к информации (а это нужно для защиты прав). При этом нужно понимать, что вещный язык типа "изъятие информации" тут не работает, это вам не "изъятие документов", то бишь носителей информации. И такого много.

Технологические отсылки к "электронной подписи" и "технологическому доверию" тут не работают, речь идёт о другом логическом уровне -- правовых отсылках, а не технологических. Да, для новых технологий нужно менять право, так же как для самолётов нужно было строить влётно-посадочные полосы, а не требовать использовать существующие на момент появления авиации железнодорожные колеи для взлётов-посадок или рекомендовать использовать грунтовые аэродромы для тяжёлых пассажирский лайнеров. Двадцать лет назад я об этом писал в статье Emerging Law, тогда это казалось всё таким далёким-футуристичным -- http://www.libertarium.ru/l_zakon

В разных странах с информационным правом дело обстоит по-разному, но в России уж так получилось, что совсем плохо. С другой стороны, когда караван поворачивает, хромой верблюд может оказаться впереди. Кто знает, может когда будет какой-то тотальный кирдык, и одеревеневшие ВНЕЗАПНО рубли будут иметь все юридические гарантии, но никто их не будет принимать (кроме как целлюлозу -- на вес), а криптовалюты будут без юридических гарантий, но будут находиться желающие их принять -- может в этот момент и удастся сформулировать основанные на живом жизненном опыте принципы нового информационного и обязательственного права. Может, тогда всё и сдвинется. Я помню, что когда в конце 80-х начали выдавать продовольственные карточки (норма была: 200грамм масла в месяц на человека, сам получал), тогда и случилась вся эта перестройка и в её конце приватизация.

Необязательно "всё сдвинется" будет по линии законодательных собраний разного уровня. Года через три машинный интеллект будет находить проблемы в текущем корпусе законов не хуже, чем студент-первокурсник юрфака, а лет через пять это будет уже третьекурсник. Через десять лет машинный интеллект с этой кодификацией и сам справится.

И всё же легитимизация же всех этих блокчейнов-криптовалют, распределённых нотариатов, советов машинновыученных докторов из нежити, управляемых неведомо кем автомобилей может пройти не по линии планомерной работы бешеных принтеров всех стран (при нынешних темпах развития все они имеют юридические системы ой-ой-ой, даже если все эти безумные законы начнут читать и трактовать машинные интеллекты, а не юристы). Легитимизация будет проходить по линии шифропанков, которые рекомендовали писать не законы, они рекомендовали писать код. Я бы добавил лишь -- "и обучайте код", всё-таки шифропанки тоже уже не на пике современности. Не уверен, что обучать код нужно будет современной юридической технике и современным кодексам -- скорей, обучать нужно будет рутинной практике, на примерах прямо из текущей на глобусе жизни, мимо местечковой смеси советских законодательных окаменелостей с пульпой из бешеного принтера.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 43 comments