Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Мои заветы группе регулирования энергорынка

На круглом столе по технологиям глубокой энергосети конференции собственной генерации я представил ряд вопросов регуляторам энергорынка (они выложены сегодня для обсуждения в профильном комьюнити: https://www.facebook.com/groups/1697013430515323/1697499953800004/). Регуляторы должны учитывать, что мир меняется, и быстро менять регулирование. Вот ряд вопросов, на которые они должны дать ответ:
  • возможность вместо государственной регистрации участников рынков, оборудования, компаний, их сделок, отчётов и т.д. использовать международные распределённые реестры (distributed ledgers) на основе блокчейн-технологий. Недопустимость использования национальных границ и прочих национальных отнесений в использовании распределённых реестров (ибо всё одно без толку, и вредно). Конкуренция распределённых реестров, «уполномоченность» и прочие традиционные аспекты саморегулирования.
  • формальная проверка соблюдения принципа свободы договора в регулировании, уход от обязательных типовых контрактов (предписанные типы контракта не только нарушают принцип свободы договора, но и препятствуют появлению новых сервисов и изменению уже имеющихся – они барьер на пути инноваций).
  • performance-based регулирование (когда регулирование не зависит от способов его аппаратно-программной организации: архитектура, т.е. технические решения, не появляются в тексте регулирования – это освобождает дорогу сменам архитектуры, новым техническим решениям)
  • полное исключение из регулирования понятий «потребитель» и «поставщик», переход к «клиенту» и симметричность отношения к клиентам.
  • учёт глубины сети (многоуровневости напряжений, диспетчирования) в регулировании: чем глубже уровень, тем меньше должно быть регулирование.
  • признание контрактов, инициированных и заключённых аппаратурой.
  • проведение расчётов не через банки (это дешевле!), телефонные операторы (провайдеры сотовой связи) и энергооператоры (провайдеры энергоснабжения) сами себе банки! У всех ведь есть биллинг и какие-то счета! Возможность использования криптовалюты, если уж используется блокчейн – с каким-то последующим клирингом с реальной валютой.
  • сертификация интеллект-ёмких (нейронных) энергоконтроллеров в части управления режимами: они больше похожи на людей, чем на оборудование. Как у них «принимать экзамены»? Нужно ли их пересертифицировать, потому как они непрерывно доучиваются? Как отнестись к тому, что их алгоритмы управления понять принципиально нельзя (там ведь нет формул и точной математической модели)? Можно ли прекратить немедленно их сертифицировать – потому как выход из строя такого устройства ничем не отличается от выхода из строя любого другого энергоустройства, и может быть скомпенсировано сетью в целом (плюс будет продиагностировано немедленно по логам и дальше -- суд)
  • киберфизические системы: что регулируется – отдельно софт интеллект-ёмких контроллеров, интеллект-ёмкие контроллеры, вся система в целом (включая датчики и актуаторы)? Модульность обучаемых систем плохая, они до и после обучения ведут себя крайне по-разному: как регулировать систему с плохой модульностью, в которой требования к отдельным модулям или процедурам крайне плохо применимы? Если разделяем станции и сети, и это плохо получается, то что уж говорить об умных системах, в которой станции и сети вместе ведут себя не как «железо», а как предписывает им распределённый софт с принципиально непонятными (но зато минимизирующими стоимость и повышающими надёжность энергосистемы) алгоритмами работы?
  • как можно оценить время изменения регулирования? Вопросы ценообразования центральные в интеллект-ёмкой глубокой энергетике, проблемы не решаются годами – как регуляторы собираются эти проблемы решить? Считали ли они стоимость задержек при изменениях регулирования?
  • что из новых технологий нужно оставить стандартизации (стандарты добровольны!), а что именно нужно регулировать – и почему, кто в этом заинтересован (не нужно только рассказывать про «общественные интересы»: у каждого такого желающего поговорить от имени общества есть имя, фамилия, и отчество, плюс позиция представляемого им ведомства – которая тоже обычно сводится к позиции конкретной фамилии, имени, отчества)? Скажем, алгоритмы управления сетью – если речь идёт о машинном обучении, там ведь технологии меняются ежемесячно, как регуляторы собираются с этим разбираться? Они ж работают сегодня медленней учёных и разработчиков в разы и разы! Более того, в этих новых формулах регуляторы ничего не понимают, а ведь новые формулы уже пишут не люди, а сами машины! Станут ли машины-регуляторы регулировать другие машины-участники энергорынка, а третьи машины-полицейские прислеживать за соблюдением правил, а четвёртые машины их независимо судить? Если телефон меняет свой софт регулярно, то интеллект-ёмкая энергосеть должна это делать не реже – она должна ежедневно умнеть! А умнеть – это в том числе уворачиваться от мешающего регулирования и конкурировать между собой. Что с этим делаем – как обеспечиваем конкуренцию алгоритмов и конкуренцию стандартов? 
  • как во времена быстрых преобразований (перестройки), будут ли режимы проведения эксперимента? Если в бизнесе начали активно использовать A/B testing, то почему не использовать это в регулировании?
  • поддержка старых способов работы энергосети даже при наличии «автодиспетчера», как у автомобилистов сейчас обсуждается с обязательство делать руль и педали для перехода на ручное управление невзирая на наличие автопилота? Или при наличии интеллект-ёмкого энергоконтроллера ничего этого делать не нужно будет? Какие они ещё вопросы прихватываются из дискуссии про автомобили-без-водителя? Например, дискуссия про «кого давить будем – ребёнка или бабку» прихватится ли в варианте «кого гасить будем – детсадик или больницу?».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments