Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Мойдодыр и политическая философия интернетвещизма

Я, конечно, побывал в МИФИ на лекции Роба ван Краненбурга "Интернет вещей: на пороге глобальных трансформаций экономики и общества" (https://www.facebook.com/events/1410957975814227/?source=1, текст лекции http://www.raso.ru/news/pr_industry/news48062.html). Но осадочек у меня после лекции остался тот ещё, хотя ничего нового я не услышал. Как обычно, тема баланса возможностей-безопасности, прайвеси-публичности в лекции была главной, вопрос о власти ставился ребром.

Я бы пересказал эту мысль так: если уже сейчас Apple и NSA управляют содержимым вашего iPhone, то сценарий Мойдодыра уже начал реализовываться "и подушка, как лягушка, ускакала от меня. Я за свечку -- свечка в печку. Я за книжку -- та бежать". Ибо всё вещи уже давно в интернете вещей, и им была команда [силовиков, домовладельца, производителя подушки, местных властей -- добавить по вкусу и нужное подчеркнуть]. Прецеденты удаления книжек (и приложений -- те же "умные книжки") из телефонов уже были, дальше пойдут свечки и подушки. Рубашки в интернете вещей (в том числе экзоскелеты) будут ещё опасней, ибо вмиг по чьей-то команде (и вряд ли её выдаст владелец рубашки) они могут стать смирительными рубашками. Дальше принято рассказывать, что совсем необязательно эти решения по управлению вещами будут принимать люди. Их будут принимать Мойдодыры из интернета вещей: "Вдруг из маминой из спальни, кривоногий и хромой, выбегает умывальник и качает головой: "Ах ты, гадкий, ах ты, грязный, неумытый поросёнок!". Далее умывальник раздаёт необходимые команды другим вещам из своего окружения, и... "ты попал, ничего личного" (ибо в этом случае и личности-то нет).

Я согласен с тем, что традиционные представления о власти и её осуществлении, а также представления о законности будут стремительно меняться. Ещё в 1996 году я написал в Либертариум текст "Молодые законы" (emerging law) -- http://www.libertarium.ru/l_zakon. Сейчас там написанное кажется общим местом, хотя в 1996 году обо всем этом ещё мало кто слышал (например, про коммерческих поставщиков услуг голосования вообще никто не разговаривал, хотя сейчас -- почти через двадцать лет после написания этой статьи -- таких поставщиков пруд пруди).

Ситуация с интернетом вещей отличается только тем, что а) информационные технологии выходят в физический мир, правительственные и не только правительственные агентства делают закладки и вирусы не только на ваши телефоны и компьютеры, но и в контроллеры управления центрифугами (я имею ввиду необязательно Stuxnet, ваша стиральная машина ведь тоже будет в интернете вещей), б) появляются технологии Big Data, которые помогут узнать про ваши действия и привычки даже то, что вы и сами не знаете -- используя при этом данные не только те, которые вы сами о себе сообщаете, но и которые собирают о вас ваши и не ваши вещи. Про "в) программы становятся сами себе агентами в философском смысле этого слова, умнея на глазах", я не то чтобы молчу, но это предмет отдельного и специального разговора.

Робототехника (длинно писать, проще -- роботика), нейронет, интернет вещей, искусственный интеллект и даже цифровые финансы (типа Bitcoin) -- это всё очень близкие предметы, пальцы одной руки. Рука эта -- рука Мойдодыра, и сожмётся ли она на вашем горле будет определять тот, кто будет определять "кто такие грязнули". Философы надеются, что это будут они. Ну-ну.

Вот приглашение на первую философскую конференцию по интернету вещей (http://theinternetofthings.eu/internet-things-philosophy-york): "This situation proposes a pressing question: do we want to simply leave market forces to shape our reality?". А дальше в качестве противопоставления рыночным силам выступают интересующиеся политикой философы. Увы, обычно философы, которые с самого начала противостоят рыночным силам, "хотят как лучше, а получают как всегда": дадют обоснования для практически произвольных действий и решений чиновников и силовиков.

Впрочем, прогресс не стоит на месте и эти самые "рыночные силы" двигают технологии явно быстрее, чем за ними успевают законодатели. Лозунг шифропанков "не пишите законы, пишите код" будет работать на все сто. Но этим лозунгом стали руководствоваться и чиновники с силовиками: они тоже перестали дожидаться законов. Все материалы Сноудена показывают, что законом перестали интересоваться чиновники и силовики тоже. Законы и судебные решения появляются уже задним числом -- тогда, когда после очередного скандала нужно оправдать действия чиновников и силовиков. Ну, а если скандал уж совсем большой, то законодательно эти действия ограничить, но к этому моменту силовики успевают "не писать закон, а писать код" -- и ситуация повторяется.

Вопрос, почему применение насилия (в том числе захват собственности, в том числе дистантная постановка под свой контроль чужой собственности) и добровольные рыночные обмены философы путают -- это как раз вопрос политической философии, включая определение того, что такое человек, каковы границы его тела, что такое собственность, что такое насилие. По этим темам, как мы знаем, философы глубоко не договорились (но опыт многих стран показывает, что при прорыночных ответах на эти вопросы жизнь становится в целом скучнее и сытнее, а будущее неравномерно распределено, зато при нерыночных нищета и застой распределяются равномерней и много, много справедливей. Дальше правители каждой страны выбирают свою точку "баланса", а политические философы её обосновывают).

Так что я по нынешним временам
-- сначала бы "писал код",
-- затем философски прошёлся по мировоззрениям самих философов,
-- и только потом уже занялся предсказаниями общественного устройства и предложениями на этот счёт законов в свете "главного вопроса Жизни, Вселенной и Всего Остального" в период развитых роботики, нейронета, интернета вещей, искусственного интеллекта (даже слабого) и цифровых финансов. Хотя ответ по этому пункту уже известен: 42.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 33 comments