Anatoly Levenchuk (ailev) wrote,
Anatoly Levenchuk
ailev

Восьмибитная культура

Весь вечер в доме играла компьютерная музыка 80-х: дитятко отверг всех старкрафтов с аннодвадцатьсемидесятыми, и наслаждался флеш-играми с какого-то неведомого сайта. Игры были разными вариантами принца персии и обороны башни, менялись игры каждые двадцать минут. Жена всё пыталась оторвать его от этого занятия, а я бережно охранял: пусть накушается культурного наследия (игры-то явно были содраны во флешки вместе с музыкой с восьмибитных игр 80-х). Это ведь ничуть не хуже, чем знакомство со стишком древнего восьмибитного Брюсова, который его заставили выучить наизусть на этой неделе по литературному чтению, ничуть не хуже, чем знакомство с восьмибитными обычаями древних славян, которые его заставляли учить на этой неделе по окружающему миру.

Думаю, пару-тройку таких флеш-игровых вечеров парню хватит, чтобы разобраться в восьмибитной культуре: этой булькающей музыке, этих картонных спрайтах на экране. Никакая школа это ему не покажет, никто не познакомит с играми молодых англосаксов 80-х на том же уровне, что с играми молодых славян на Ивана Купала (по понятным причинам, в 80-х у молодых славян было не так много вычислительной техники, и они не выделялись особыми обычаями в 80-х). А затем дитятко радостно вернётся из флешевого восьмибитного в наш пока ещё шестидесятичетырёхбитный мир -- но вернётся сам, осознанно.

Ходит он по квартире уже три дня в ритме "тум-тум-хлоп": это он посмотрел клип Queen "We will rock you". Получается уже более-менее ритмично, но соседей внизу жалко (тум-тум ведь делается ногой). Этой классике его тоже в школе не научат, но он пытался уже и тамошний стишок воспроизвести (mud on yo' face), так что за художественный вкус со школой мы ещё поборемся.

Парень наш стремительно взрослеет: на этой неделе он уже вполне уверенно добирался из школы домой сам (я настаивал, чтобы это случилось пораньше, но жена упорно возражала -- две остановки на метро по кольцевой она при современном московском трафике считает тяжёлым испытанием детского внимания). У него также обнаружилась самостоятельно найденная подруга-пятиклассница. И он как-то начал сам разруливать свои проблемы с преподавателями и детьми: мы стали в разы и разы меньше знать, что происходит в школе. А в школе, конечно, много что происходит, последний раз дрался он буквально вчера (кто победил, выяснить так и не удалось). Но главное -- заметно, как у него склеиваются сейчас самые разные сведения, полученные из документалистики, мультфильмов, книжек, разговоров, поездок и школьных занятий. И появляется какое-то более-менее рациональное и связное представление об окружающем мире.

Интересно, а что было бы со мной, если бы я рос в Москве, и было это в 21 веке? Не могу даже представить. Ведь меня ещё заставляли писать одиннадцатым пером (чтобы не испортить почерк на всю жизнь! для моего же блага!) и таскать в школу чернильницу-непроливайку в четвертом классе. А зимой мы топили печку (настоящую, не буржуйку), и я таскал из сарая для неё дрова и уголь. А теперь дитятко завтракает, и вместо книжки у него за завтраком планшет с каким-то очередным выуженным из недр интернета мультиком. При этом я не могу сказать, что он знает больше, чем я в его возрасте. Не больше, но и не меньше -- при полностью другой структуре знания.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments